GROTESQUE - A NEW PHILOSOPHY AND A NEW MOVEMENT IN THE ART


THE WORLD OF GROTESQUE

The goal of this site is to declare the creation of a new art movement and the desire to develop the methodological principles which form its basis. We also want to gather the like-minded people and give them the opportunity to communicate with each other.

So, how is this movement different from others? The word grotesque itself means "bizarre, ridiculous; out of the ordinary". Originally, it was used to describe an ornament where decorative and graphic motifs (plants, animals, human forms, masks) are combined in a bizarre and fantastic fashion. At present, it is used to denote certain works of visual arts, theatre, and literature, where people, objects, and events are depicted in a fantastically exaggerated, hideously comical form.

Since the times of the Renaissance and to present time, grotesque is very popular, although hardly anybody knows why. Probably, the secret is in its connection with the unconscious, which is in close contact with creative thinking, myths, ancient archetypes, and in which the real and the fictional, the plausible and the caricature readily coexist. It is also something that deepens and transforms images and symbols beyond recognition, superimposes one over another, displaces a certain part of the meaning or adds a similar one, through the use of associations. With that, the release of mental tension takes place.

Grotesque, according to the Soviet Encyclopedic Dictionary, is a "type of fictional imagery, which generalizes and points up the existential relations through the bizarre and contrasting combination of real and fantastic, plausible and caricature, tragic and comic, beautiful and ugly. Drastically displacing the forms of life itself, it creates a distinct, grotesque world, which mustn't be understood literally or deciphered unequivocally, as is the case with an allegory: grotesque is aimed towards the integral and multifaceted expression of the main, pivotal problems of the human life. It is characteristic of fictional thinking from the ancient times (mythology, works of F. Rabelais, H. Bosch, P. Bruegel, N.V.Gogol, H.Daumier, F.Kafka, M.Chagall, E.L.Shvarts, M.A.Bulgakov; direction of E.B.Vakhtangov, V.E. Meyerhold)". A question remains: what do all these artists have in common, and how do they manage to express the pivotal problems of the human life with use of caricatures?

To be honest, any significant work of any genius author contains elements of grotesque, for the art is the reflection of life through fictional images, allusions, parables, symbols, etc. In the sensual (supersensual, spiritual, public etc) consciousness these images can coexist only when they have a significance for a person, when they "are charged with energy" and differ from others. This is what a genius can do by creating such images which do not dissolve in others, but live and impact them. That is, a genius, intuitively or not, is very familiar with the laws of our psyche, which mold grotesque figures from any mental material, waking or sleeping, in sickness and in health, and these "monsters" are then capable of exerting a quite material influence on our life.

In this sense, our entire life viewed as its mental equivalent, is none other than a grotesque. The entire folk art, from sayings, proverbs, folk rhymes, puns, jokes and bywords to myths, legends, fairy tales, and funny stories, Russian swear words, and prison folklore - is a grotesque. Imitation, caricature, parody, that is, a comical emulation of important and serious things is also a grotesque. Some first and last names, monikers, nicknames, geographical names - intentionally or not - are a grotesque. Primitive drawings and frescos in ancient ruins, sepultures, grottos are a grotesques (from the word "grotto").

The comic - from Greek komos, celebrations in honor of Bacchus - is something amusing, funny or vulgar side of an action, a situation etc. I highlighted this word because you can not find it anymore in modern dictionaries. After all, the comic, grotesque and vulgarity are interconnected (vulgarity as baseness, rudeness, lack of taste, absence of ideological interests and demands).

However, the school of grotesque has never been declared by anyone so far, the essence of such a movement, its principles and its theory have not been discussed, its psychological and philosophical aspects are not known to the general public. Only one book exists so far - "The Lair of the Soul", written by me and offered as a practical illustration of the artistic genre of "grotesque" in poetry, with drawings by Alexei Chaikasov, who has been trying his hand in this genre for a long time. We have founded the creative association "Grey Rabbits" and the corresponding insignia together with him.

Thus, without claiming to be the "father" of a new movement, I still have the rights of a discoverer of an "unknown continent" and I will try to find a worthy name for it, to explore its length, coordinates, and landscape. And I will be grateful to those who will participate in this fantastic expedition!

But let's first discuss poetry in general, the language, the meaning and the idea of grotesque.

GROTESQUE AND RUSSIAN POETRY

Vissarion Belinskiy who, seemingly, had a better idea of it than most, after Plato and the idealists of the 18th century, wrote that the existing is an isolated part of the idea of absolute existence. The essence of everything in existence is the idea itself, the commonality of anything and everything, the unity of any and all variety; not an accident, but a necessity.

Thus, if the absolute existence is the soul of the Universe, then the poetry - an isolated part of it - is the immediate expression of the consciousness of the people, its existence and historical goal. According to Belinskiy, a concept is a philosophical idea which develops, separating and then unifying the contradictions, the opposites, the lie and the truth, and then returns to its beginnings, enriched by the experience of existence. Just as the seed passes through the stages of a plant, a flower, a fruit, and then transforms into a seed again.

The same goes for the intended purpose of a verse, which not only describes the life, the person, the people, the society, but grasps the "pivotal" notions of life and human being by linguistic means different from those of ordinary speech. The ordinary speech, the prose, utilizes albeit integral, but "one-sided" notions, the poetry utilizes notions woven of "tropes", that is, parables, transfers of meaning (metaphors, metonymies, periphrases etc.).

Nikolai Gavrilovich Chernyshevskiy wrote that in the sublime, the beautiful a specific image is overshadowed by the generic idea which is expressed by it and does not allow it to be perceived differently, such as it is in reality. According to him, the essence of the comic, the grotesque is the dominance of an image or a form over the idea. In his article "The sublime and the Comic" (1855) he expressed it in the following fashion:

The form without the idea is feeble, out of place, ridiculous, and abominable. The ugliness is the beginning, the essence of the comical.

In this sense, our entire life viewed as its mental equivalent, is none other than a grotesque. The entire folk art, from sayings, proverbs, folk rhymes, puns, jokes and bywords to myths, legends, fairy tales, and funny stories, Russian swear words, and prison folklore - is a grotesque. Imitation, caricature, parody, that is, a comical emulation of important and serious things is also a grotesque. Some first and last names, monikers, nicknames, geographical names - intentionally or not - are a grotesque. Primitive drawings and frescos in ancient ruins, sepultures, grottos are a grotesques (from the word "grotto").

As for the "generic ideas" themselves in poetry, without which none of the sounds or forms will acquire the deep ontological meaning, the other great Russian writer and publicist Aleksandr Ivanovich Herzen believed that in poetry, besides the glorification, the morality, the high feelings or the wit there should exist "the troublesome demon of love and indignation, which can be seen in tears and in laughter", otherwise everything will be nothing but "an empty farce" ("Very Dangerous!!!", 1859). I would say that there should exist "a demon of grotesque".

Therefore, what conclusion does this suggest? Can we give the first truly scientific definition of grotesque? Yes, now we can.

GROTESQUE IS AN ANTITHESIS TO THE REALITY, THE MOMENT OF DENIAL IN DIALECTIC DEVELOPMENT. ITS ESSENCE IS THE TRANSIENT INTENSIVE DOMINANCE OF THE FORM OVER THE IDEA, WHICH EVOKES THE FEELING OF AN UGLY, COMICAL, ABSURD WHOLE, WHICH GIVES RISE TO THE SEARCH FOR WAYS OF ITS ORGANIZATION AND HARMONIZATION.

IN A WORK OF ART THIS IS A FAST AND THE MOST COMPLETE REVELATION OF THE ABSURDITY AND COMICAL NATURE OF A SITUATION, A TREND, AN EXPERIENCE, A FACT OF THE MENTAL REALITY.

Depending on the readiness of the person to perceive the grotesque, it may have an effect of release, pleasure, displeasure, incentive to act or to reflect, fear, rejection, but in any case not indifference. Otherwise it is a different genre.

The nature and the matter are presented to us in senses. A word, its divine vibrations bring the sublime senses which influence the mind and the soul of a person. Words together with the invisible, but existing due to them forms, images, reminiscences, ideas form the language - the spiritual being of the people.

Poetry is the highest form of language. It can highlight and praise an essence, but it also can drown it in an epigram, or strip it of its attractiveness by the use of grotesque.

However, the grotesque in poetry is not only the shortest way to gain insight into the meaning of life, but also the search for its new forms, the creation of a new reality, new material for conscious creative work. Not with the goal of revealing the ugliness or concealing the ugliness with the aid of simulacra, not with the goal of depicting the reality in the distorting mirror of someone's fantasy or of breaking free of it - but with the noble goal of transforming the former reality, of trying to make a THERAPEUTIC impact on it.

GROTESQUE IS NOT A HYPERBOLE, NOT A CARICATURE OR A SATIRE OF THE REALITY, BUT AN INTENTIONAL BREIF DEPARTURE FROM THE EPICENTER OF THE REALITY TO ITS BORDER, INTO THE REALM OF THE UNCONSCIOUS, WHERE THE LANGUAGE AND THE IMAGE MEAN MORE THAN THE TYPES, PROTOTYPES, THE PATHOS OF A TRAGEDY OR THE COMICAL NATURE OF THE ABSURDITY OF EXISTENCE.

GROTESQUE AS AN ALTERNATIVE TO THE REALITY

In this sense GROTESQUE resembles a FANTASM or a DAY - DREAM. Just like a NEUROSIS, grotesque "does not talk nonsense", it is an acute, almost painful perception of things; it does not have to affect a single person or a society as a whole, it is needed for something else, for cognition, not ideology.

Of course, I am not a psychoanalyst or a physician, but as a poet I deal with what is called the unconscious. I spent many years studying various authors in this field, mostly foreign (Freud, Ferenczi, Groddeck, Lang, Lacan, Spinelli, Jung, Winnicott etc.), and I came to the conclusion that there are no worthy theories of personality, of affect, of disease and health, as well as the theory of grotesque which is closely connected to them. It is yet to be formulated. Only one thing is certain, that our entire life is a grotesque, especially if one is to ponder on the divine destiny of a human being and his earthly essence, compared to the specific human thoughts and actions.

It can be said about any person or phenomenon: it is not as it was, as it seems or as it wishes to seem. That is, it is not true that it is it (now, in the past or in the future). And this statement will be true. But how to reveal and prove this? It seems to me that THE MOST IMPORTANT DISTINCTION OF GROTESQUE AS AN ARTISTIC GENRE AND MOVEMENT IS THE POSSIBILITY OF AN IMMEDIATE REVELATION OF THE FALSEHOOD, IRREALITY OF EXISTENCE.

LIES, AMBITIONS, FANTASIES MAY BE A PART OF EXISTENCE OR AN ALTERNATIVE TO EXISTENCE, IT REMAINS TO BE SEEN HOW THEY ARE RELATED IN EACH SEPARATE CASE.

Grotesque is not the truth, nor a parody of the truth. It is not a satire, not a criticism, nor an ideological war for the truth which does not exist. It is, rather, a philosophy of truth, that is, an attempt to call the things by their proper names, which was the dream of Hegel and Confucius. I will repeat that grotesque is not reality, but an antithesis to reality, its psychological, and not a material component.

THE MASTER OF GROTESQUE is someone who is able to see it and express it with the aid of artistic means.

I take into consideration, but I do not unconditionally accept the achievements of various schools of psychoanalysis (topography, oneiromancy, Eros and Tanatos, the origin of neuroses, complexes, archetypes), teachings of philosophers in the area of ontology (Aristotle, Nietzsche, Heidegger and others) and existentiality of being (temporality, presence or Dasein, here and now etc.), as well as the phenomenology of Hegel and phenomenology of Husserl.

Where it is difficult, but very desirable to get to the truth, and there are no other ways to express the thought, I will use the psychoanalytical terminology.

I understand the unconscious to mean the existence of a range of mental phenomena without interference and control of the conscious.

GROTESQUE AND THE UNCONSCIOUS

From the stand point of psychoanalysis, grotesque is not a hallucination, but rather an orderly immersion into a PHANTASM. It is not an easy concept. The dramatization of the fulfillment of a forbidden wish (with the aid of images, signs, symbols, repetitions, rituals, incantations etc.) is most often called a phantasm. A model of mental life is an unconscious phantasmatic, outside of time and space. That which manages to enter (self-express) the conscious, or, using the Freudian concept, the preconscious, I call the mental content of the present in the existential time and place. This is, in fact, a grotesque which appears as a result of a merger of unconscious fragments of notions, desires, and conflicts from the past and fantasies from the future.

Grotesque is a more cohesive and comprehensible scenario than a dream and a day- dream, it departs further from the childhood desires, impressions and events, but is still comical, because the goal of the mental apparatus (according to Freud) is the containment of excess energy of drives with the aid of associative links, compromises, even at cost of substitute formations, false images and symptoms which can create a comical effect.

But if in dreams all the meanings and abstract thoughts are expressed by visual imagery which makes the content of a dream absurd or encoded, then during a "secondary elaboration" of the unconscious material in the conscious or "preconscious", nothing gets in the way of using words, figures of speech, omissions, hints, numbers, the abundance of grammatical forms. However, there is not any excessive rationalizing in the conscious, because this mental material is meant for "internal use". Its storage in shape of "grotesque" does not pose a threat, because it usually does not reach the outside world without yet another definitive censorship according to the "reality principle".

I agree with Freud in that phantasms and day-dreams are possible due to the connivance of the censorship. Why? Probably, such connivance works selectively in relation to a certain significant material so as to have the opportunity to preserve it and the level of the unbound part of the wish energy for its later discharge, for example, with the aid of repetitive lively flashbacks, witty turns of speech, repetitions, in short, purely LINGUISTIC SYMBOLIZATIONS.

Thus, a part of important mental material is stored in the preconscious or conscious in the shape of grotesque. When a reader sees the same or similar material on paper, he more readily lets it pass through the fence of notions back into the "preconscious" without subjecting it to changes which should be opposite to the secondary elaboration or censorship. Why is this needed? I will give a simple example. The means of mnemonics have been known for a long time when in order to memorize complex or voluminous material it is presented in an erotic, antisocial or comical way. If the processing was successful, this material will be stored for the rest of the person's lifetime, just like a phrase "Roy G. Biv" and will be used for practical purposes.

That is why the artistic means of grotesque are the closest approximation of those forms and types of the mental material in stock which are already bound by associations and censorship, but not yet to the point of accordance with the "reality principle". It is due to its artistic features, its artistic imagery, that grotesque is capable to enter the conscious quickly, to be memorized, analyzed, to reveal and reflect in the conscious the contradictions of the very reality that gave rise to it.

Here it is necessary to take into account that the human conscious does not equal the psyche, and I would not venture so far as to call everything that takes place in the conscious a grotesque. But the fact is that the conscious is closely connected to the psyche at the level of the assessment of reality, creativity, sublimation, dreams, symptoms, notions etc.

WHAT IS GROTESQUE NEEDED FOR

I am about to approach the most important part. Based on my definitions, grotesque is a necessity for a human being. Grotesque struggles against the mechanistic, the illusory, the encoded, the worthlessness, the demagogy, the prohibitions and the hypocrisy, but it does not affect traditions, history, politics, religions and morals. THE GOAL OF GROTESQUE IS A CATHARSIS, A CLEANSING FROM THE HYPERTROPHIED AND UNHEALTHY PHENOMENA IN THE HUMAN EXISTENCE.

In psychoanalysis catharsis means a discharge of pathogenic affects, that is, "restricted" energy of desire which is irregularly accumulated. Whoever is interested, read a dozen or two of the fundamental works of the best representatives of this school, they were not quite as foolish as they are often portrayed. They just were not able to finish their work.

Another important principle is that GROTESQUE REVEALS TRENDS, AND NOT FACTS. Its weapon is brevity, clearness of lines and the completeness of images, an aphorism, humor, sarcasm, symmetry and repetition of a pattern (ARABESQUE). It is not surrealism with its use of the organizing power of the unconscious, symptoms and hallucinations, and not symbolism, which attempted to depict ideas and sensations. The symbolists, though, were the first to believe in concordance of the external forms and the subjective states of the soul (Maurice DENIS), and Odilon REDON directly stated that his goal was to "transform the human emotions into arabesques". By the way, the surrealists perfectly understood the meaning of dreams and reality, space, associations, and grotesque.

Does grotesque differ from postmodernism? Yes, for it does not substitute the reason for intuition and does not depart from the traditional values. It is grotesque that is capable of answering the question of how far postmodernism can take the person and the society.

I would like to discuss some concepts which I have used, but which had not yet appeared in the dictionaries and the scientific literature. These are the "existential time" and the "existential space", M.Ushakova first wrote about them in her dissertation thesis in Sheffield.

Many think that a human being lives in six dimensions: three spatial and three temporal (present, past and future). All this is quite arbitrary and not fully studied.

In what space does an electron exist? And what about the Universe? And the unconscious? Probably, we can speak with any certainty only about some of the types, which are significant for a human being, of organized existential space giving the opportunity for his psychosome to arise and exist.

The same holds true for time. The past does not exist any more or is taboo, the future does not exist yet, there are only fantasies on topics given by someone, the present is a constantly elusive link between the past and the future. There is only the forth dimension - a distorted sensation of here-and-now in the conscious as an existential experience of being, as alternation of some significant events, births and deaths. We experience the only reality - what imperatively has occurred, must have occurred or will occur - only in dreams, as visions of phantoms from the distant past, pronouncing stupidities or predictions, and this is grotesque. Thus, the existential time is that part of the astronomical or physical time which gives the soul an opportunity to arise and to exist, the soul in its turn harmonizes and organizes the events, feelings, and experience.

Freud has a concept of "mental reality", this is "a special form of existence" which may have the same consequences as the "material reality". It exists in time and space which can also be called existential. It is in those dimensions that grotesque exists.

Thus, we have come to the conclusion that objectively grotesque does exist, and may be described above all as a phenomenon of mental life and linguistic symbolism, and further as an artistic genre, which utilizes specific means for a rapid development of a topic. Grotesque can have a therapeutic or a philosophic meaning, it may be used as a method of cognition and a method of description of reality; our life itself, as being and a form of existence, may take the form of a grotesque.

Why do the nature and human beings need grotesque? Probably, in order for God to notice us, in order for an unknown force to get involved and correct everything. Since the ancient times it was believed that temples and pagan sanctuaries, orgies, dance of the shamans, tattoos and war paint are needed in order to attract the attention of the higher powers.


Russian criminal tattoos. ("Russian Criminal Tattoo Encyclopaedia Volume 1", Murray & Sorrell FUEL, London, 2009)

The old age is ridiculous and ugly; God notices this and takes the soul. A sexual act is a grotesque, the beginning of denial of a couple; a new life appears as a result. The psychotherapy is a grotesque (even if the psychoanalyst stays silent, a person gets well, having understood the ugliness and comical nature of his situation). Even the disease or illness itself, from this point of view, is a grotesque, an attempt to attract attention. The same as hysteria, magic, ritual, grimacing of a child or a clown. The cinema work of Charlie Chaplin is a grotesque. Michael Jackson is a grotesque. Even the boxer Roy Jones is an obvious grotesque.

The dream, as I have already written, resembles a grotesque, it is the beginning of the denial of the event of the day, in order to meet the new reality (but not only that, the dream needs grotesque in order to be memorable, the same way as a foreign word is easier to memorize if it is funny or resembles something that is forbidden). Why does a dream need to be remembered? I will stop here because we will have to delve into a completely different topic. Some other time. Think of prophesies, magic, improper or indecent words and ritualistic actions of savages in order to preserve a totem, kin, or to make important information secret. Or maybe God speaks to us this way (for what other language would he use to speak with us)?

Prison, the inmate's life, the essence of a theft, a crime are also a grotesque of sorts, an attempt to quickly solve problems or to attract attention to them, - but it results in a different reality altogether. Drunkenness is undoubtedly a grotesque. But it played a significant role, just like sex, in the appearance of the civilization, temporarily freeing the human from a taboo and letting the fantasy reign free (of course, the scientists absolutely justly conceal this fact).

For me personally, this list of phenomena, which the humanity has been for a long time and unsuccessfully trying to understand, solve and describe without such a powerful notion as grotesque, is enough. Now let us see what can be done with the use of this notion. In any case, in poetry. Many artists, without any doubt, have been working in this direction for a long time, although they may not understand what exactly is meant by grotesque.

A few words about music, rhythm, measure. They must somehow be present or felt in a grotesque; otherwise it will not work out at all. According to V.Kerchinskaya who writes music for my poetry, "all this is just a child's play without music".

And finally, on morals. Many think that grotesque is cynical and unethical, for it contains taboo vocabulary, it is not afraid to speak about human physiology and other unsightly things. But I beg your pardon, this happens because grotesque is by definition an antithesis to reality which is full of pretty words, concepts and events! So, what shape is it to take? Otherwise, it is better to reject it altogether.

EXAMPLES OF GROTESQUE

What do or do not I consider a grotesque? I will repeat again that grotesque is not parody, not irony, not burlesque (using "low" style to depict "high" objects), not travesty (using "high" style to depict "low" objects). It is everything together with a hint at reality and with elements of denial of it. Grotesque is rarely seen in a pure form, like a noble metal. But it is all the more valuable. For it has to be obtained by the sweat of one's brow.

NOT A GROTESQUE:

I.S. Barkov "Fedul"

Федулушка, мой свет, какой это цветок,
Который у мущин блистает из порток?


A.S. Pushkin "When the Tsar was frowning..."

Говорил он с горем
Фрейлинам дворца:
Вешают за морем
За хуй мертвеца.


Ch. Baudelaire "A celle qui est trop gaie"

И в упоеньи до утра
Я мог, сквозь губы те немые,
Нежней и ярче, чем другие,
В тебя свой яд вливать, сестра!
(Перевод А. Ламбле)


GROTESQUE:

I.S. Barkov "A Maiden's Sorrow"

Горюет девушка, горюет день и ночь,
Не знает, чем помочь;
Такого горя с ней и сроду не бывало:
Два вдруг нейдут ей, а одного так мало.


A.S.Pushkin "Christ is risen"

Христос воскрес, моя Ревека!
Сегодня следуя душой
Закону бога-человека,
С тобой целуюсь, ангел мой.
А завтра к вере Моисея
За поцелуй я не робея
Готов, еврейка, приступить -
И даже то тебе вручить,
Чем можно верного еврея
От православных отличить.


Ch. Baudelaire "Les Promesses d'un visage"

Tes yeux, languissamment, me dissent: "Si tu vieux,
Amant de la muse plastique,
Suivre l'espoir qu’en toi nous avons excite,
Tous les gouts que tu professes,
Tu pourras constater notre véracité
Depuis le nombril jusqu'aux fesses;
Tu trouveras au bout de deux beaux seins bien lourd,
Deux larges médailles de bronze,
Et sous un ventre uni, doux comme du velours,
Bistre comme la peau d'un bonze,
Une riche toison qui, vraiment, est la sœur
De cette énorme chevelure,
Souple et frisée, et qui t'égale en épaisseur,
Nuit sans étoiles, Nuit obscure!


Aleksandr Sergeevich Pushkin said it well regarding morals ("A rebuttal to Criticism"):

But a joke (i.e. grotesque - AZ) inspired by the cordial joy and the momentary work of imagination, may seem immoral only to those who have a childish or an obscure notion of the morals, confusing it with preaching, and see the literature solely as a pedagogical endeavor.

On the emblem (a symbolic or conventional representation of a notion, a phenomenon, or an idea).

It was difficult to make, taking into consideration everything that I have written in this manifesto. That is why its meaning is encoded, and only those who will read my book "The Lair of the Soul" will be able to understand it.

I invite the experts and people who have something to say about grotesque to provide their opinions.

Respectfully, AZ

Manifesto from January 29th, 2009.

ГРОТЕСК - НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ И НОВОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ИСКУССТВЕ


МИР ГРОТЕСКА

Цель данного сайта - заявить о создании нового художественного направления и желание развивать методологические принципы, лежащие в его основе. Мы также хотим собрать единомышленников и дать им возможность общаться друг с другом.

Чем же это направление отличается от других? Само слово гротеск означает «причудливый, забавный; из ряда вон выходящий». Первоначально им называли орнамент, в котором причудливо, фантастически сочетаются декоративные и изобразительные мотивы (растения, животные, человеческие формы, маски). Сейчас гротеском называют отдельные произведения изобразительного искусства, театра, литературы в которых люди, предметы и явления изображаются в фантастически преувеличенном, уродливо-комическом виде.

Со времён Ренессанса и до наших дней, гротеск очень популярен, хотя мало кто знает почему. Видимо, секрет лежит в его связи с бессознательным, которое тесно соприкасается с творческим мышлением, мифами, древними архетипами, и в котором легко сосуществуют реальное и вымышленное, правдоподобное и карикатурное. А также нечто такое, которое сгущает образы и символы до неузнаваемости, накладывает их один на другой, вытесняет какую-то часть смысла или добавляет похожую, пользуясь ассоциациями. При этом происходит разрядка психического напряжения.

Гротеск, как пишет Советский Энциклопедический Словарь, это «вид художественной образности, обобщающий и заостряющий жизненные отношения посредством причудливого и контрастного сочетания реального и фантастического, правдоподобия и карикатуры, трагического и комического, прекрасного и безобразного. Резко смещая формы самой жизни, создаёт особый, гротескный мир, который нельзя понимать буквально или расшифровать однозначно, как в случае аллегории: гротеск устремлён к целостному и многогранному выражению основных, кардинальных проблем человеческой жизни. Издревле присущ художественному мышлению (мифология, произведения Ф. Рабле, Х. Босха, П. Брейгеля, Н.В. Гоголя, О.Домье, Ф. Кафки, М. Шагала, Е.Л. Шварца, М.А. Булгакова; режиссура Е.Б. Вахтангова, В.Э. Мейерхольда)». Остаётся вопрос: что общего у всех этих художников и как у них это получается, с помощью карикатур выражать кардинальные проблемы человеческой жизни?

Скажу откровенно, элементы гротеска содержатся в любом значимом произведении любого гениального автора, ибо искусство – отражение жизни с помощью художественных образов, аллюзий, иносказаний, символов и так далее. В чувственном (сверхчувственном, духовном, общественном и т.д.) сознании эти образы могут существовать только тогда, когда они имеют какое-то значение для человека, когда они «заряжены энергией» и отличаются от других. Именно это и умеет делать гений, который создаёт такие образы, которые не растворяются в других, а живут и влияют на них. То есть, гений, интуитивно или нет, хорошо знает законы нашей психики, которые лепят гротескные фигуры из любого психического материала, во сне и наяву, в здоровье и болезни, и эти «монстры» способны потом оказывать вполне материальное влияние на нашу жизнь.

В этом смысле вся наша жизнь, рассматриваемая в её психическом эквиваленте, есть не что иное, как гротеск. Всё народное творчество, от поговорок, пословиц, частушек, каламбуров, шуток-прибауток и до мифов, преданий, сказок и анекдотов, русского мата и тюремного фольклора – гротеск. Передразнивание, карикатура, пародия – то есть комичное подражание важным и серьёзным вещам – тоже гротеск. Некоторые имена, фамилии, клички, прозвища, географические названия – намеренно или нет – гротеск. Примитивные рисунки и фрески в античных развалинах, погребальных пещерах, гротах – гротеск (от слова «грот»).

Комизм – от греческого komos, празднества в честь Вакха – забавность, смешная или ПОШЛАЯ сторона поступка, положения и пр. Я выделил это слово, ибо в современных словарях его уже не встретишь. А ведь комизм, гротеск и пошлость взаимосвязаны (под пошлостью имеется в виду низость, грубость, безвкусие, отсутствие идейных интересов и запросов).

Однако школа гротеска до сих пор никем и никогда не была заявлена, суть подобного направления, его принципы и его теория не обсуждались, психологические и философские аспекты не известны широкой публике. Пока существует только одна книга – «Логово души», написанная мной и предложенная в качестве практической иллюстрации художественного жанра «гротеск» в поэзии, с рисунками АЛЕКСЕЯ ЧАЙКАСОВА, который давно пробует силы в этом жанре. Вместе с ним мы создали творческое объединение «СЕРЫЕ КРОЛИКИ» и соответствующую символику.

Так что, не претендуя на роль «отца» нового течения, я всё же имею права первооткрывателя «неизвестного материка» и постараюсь дать ему достойное имя, исследовать его протяжённость, координаты и ландшафт. И буду благодарен тем, кто примет участие в этой фантастической экспедиции!

Но сначала о поэзии вообще, о языке, о смысле и идее гротеска.

ГРОТЕСК И РУССКАЯ ПОЭЗИЯ

Виссарион Белинский, который, видимо, больше всех в этом разбирался, вслед за Платоном и идеалистами восемнадцатого века писал, что сущее - обособившаяся часть идеи абсолютного бытия. Сущностью же всего сущего является сама идея, общее всего и вся, единство всякого разнообразия; не случайность, а необходимость.

Итак, если абсолютное бытие это душа Вселенной, то обособившаяся его часть - поэзия - является непосредственным выражением сознания народа, его бытия и исторической цели. По Белинскому, понятие - философская идея, которая развивается, разделяя и затем, соединяя противоречия, противоположности, ложь и правду, а потом возвращается к своему началу, обогащённая опытом бытия. Так зерно проходит стадию растения, цветка, плода и опять превращается в зерно.

В этом же и предназначение стиха, который иными языковыми средствами, чем обычная речь, не просто описывает жизнь, человека, народ, общество, а ухватывает «кардинальные» понятия жизни и человека. Обычная речь, проза, пользуется, хотя и целостными, но «однобокими» представлениями, поэзия - понятиями, сотканными из «тропов», то есть иносказаний, переносов смысла (метафор, метонимий, перифраз и т.д.).

Николай Гаврилович Чернышевский писал, что в возвышенном, прекрасном, конкретный образ подавляется родовой идеей, которая выступает из него и не даёт возможности воспринимать его как-то иначе, таким, какой он есть на самом деле. Сущность комического, гротескного, по его мнению, перевес образа, формы над идеей. В своей статье «Возвышенное и комическое» (1855) он выразил это так:

Форма без идеи ничтожна, неуместна, нелепа, безобразна. Безобразие - начало, сущность комического.

Что же касается самих «родовых идей» в поэзии, без которых никакие звуки или формы не обретут глубокого онтологического смысла, то другой великий русский писатель и публицист Александр Иванович Герцен считал, что в поэзии кроме восхваления, нравоучения, возвышенных чувств или остроумия должен присутствовать «тревожащий демон любви и негодования, которого видно в слезах и смехе», иначе всё будет «пустым балагурством» (“Very Dangerous!!!”, 1859). Я бы сказал, что в них должен присутствовать «демон гротеска».

Какой из этого напрашивается вывод? Можем ли мы дать первое реально научное определение гротеска? Да, уже можем.

ГРОТЕСК ЕСТЬ АНТИТЕЗИС РЕАЛЬНОСТИ, МОМЕНТ ОТРИЦАНИЯ В ДИАЛЕКТИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ. ЕГО СУЩНОСТЬ - КРАТКОВРЕМЕННОЕ ИНТЕНСИВНОЕ ПРЕВАЛИРОВАНИЕ ФОРМЫ НАД ИДЕЕЙ, ПОРОЖДАЮЩЕЕ ОЩУЩЕНИЕ БЕЗОБРАЗНОГО, КОМИЧЕСКОГО, АБСУРДНОГО ЦЕЛОГО, ЧТО ДАЁТ НАЧАЛО ПОИСКУ ПУТЕЙ ЕГО УПОРЯДОЧЕНИЯ И ГАРМОНИЗАЦИИ.

В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ПРОИЗВЕДЕНИИ ЭТО БЫСТРОЕ И НАИБОЛЕЕ ПОЛНОЕ ВЫЯВЛЕНИЕ НЕЛЕПОСТИ И КОМИЗМА СИТУАЦИИ, ТЕНДЕНЦИИ, ПЕРЕЖИВАНИЯ, ФАКТА МАТЕРИАЛЬНОЙ ИЛИ ПСИХИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ.

В зависимости от готовности человека к восприятию гротеска, он может иметь эффект разрядки, удовольствия, неудовольствия, побуждения к действию или размышлению, страха, отторжения, но не равнодушия. Иначе это другой жанр.

Природа и материя даются нам в ощущениях. Высшие ощущения, воздействующие на разум и душу человека, приносит нам слово, его божественные вибрации. Слова, вместе с невидимыми, но существующими благодаря ним формами, образами, воспоминаниями, идеями образуют язык - духовное бытие народа.

Поэзия - высшая форма языка. Она может изрекать пророчества, высветить и воспеть некую сущность, а может утопить её в эпиграмме, лишить её привлекательности, и всё это так или иначе с помощью гротеска.

Однако гротеск в поэзии это не только кратчайший путь к постижению смысла бытия, но и поиск новых его форм, создание новой реальности, нового материала для сознательного творчества. Не с целью выявления уродства или сокрытия уродства с помощью симулякров, не с целью изобразить реальность в кривом зеркале чьей-то фантазии или освободиться от неё, - а с благородной целью преобразовать прежнюю реальность, попытаться воздействовать на неё ТЕРАПЕВТИЧЕСКИ.

ГРОТЕСК - НЕ ГИПЕРБОЛА, НЕ КАРИКАТУРА И НЕ САТИРА НА РЕАЛЬНОСТЬ, А НАМЕРЕННЫЙ КРАТКОСРОЧНЫЙ УХОД ОТ ЭПИЦЕНТРА РЕАЛЬНОСТИ К ЕЁ ГРАНИЦЕ, В ОБЛАСТЬ БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО, ТУДА, ГДЕ ЯЗЫК, ОБРАЗ ЗНАЧАТ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ТИПЫ, ПРОТОТИПЫ, ПАФОС ТРАГЕДИИ ИЛИ КОМИЗМ АБСУРДНОСТИ БЫТИЯ.

ГРОТЕСК КАК АЛЬТЕРНАТИВА РЕАЛЬНОСТИ

В этом смысле ГРОТЕСК похож на ФАНТАЗМ или СОН НАЯВУ. Как и НЕВРОЗ, гротеск «не говорит глупости», это острое, почти болезненное восприятие вещей; ему не надо воздействовать на отдельного человека или на общество в целом, он нужен для другого, для познания, а не идеологии.

Конечно, я не психоаналитик и не врач, но как поэт имею дело с тем, что называют бессознательным. Потратил много лет на изучение различный авторов в этой области, в основном иностранных (Фрейд, Ференци, Гроддек, Лэнг, Лакан, Спинелли, Юнг, Уинникотт и др.) и пришёл к выводу, что никакой стоящей теории личности, теории аффекта, теории болезни и здоровья не существует. Так же как и теории гротеска, которая тесно с ними связана. Её ещё только предстоит создать. Ясно одно, что вся наша жизнь - гротеск, особенно если задуматься о божественном предназначении человека и его земной сущности, и сравнить их с конкретными человеческими мыслями и делами.

О любом человеке или феномене можно сказать: он не такой, каким он был, кажется или хочет казаться. То есть, это неправда, что он - это он (сейчас, в прошлом или будущем). И это утверждение будет правдой. Но как это выявить и доказать? Мне кажется, ГЛАВНОЕ ОТЛИЧИЕ ГРОТЕСКА, КАК ХУДОЖЕСТВЕННОГО ЖАНРА И НАПРАВЛЕНИЯ - ВОЗМОЖНОСТЬ БЫСТРОГО ВЫЯВЛЕНИЯ ФАЛЬШИВОСТИ, НЕРЕАЛЬНОСТИ БЫТИЯ.

ЛОЖЬ, АМБИЦИИ, ФАНТАЗИИ МОГУТ БЫТЬ ЧАСТЬЮ БЫТИЯ ИЛИ АЛТЕРНАТИВОЙ БЫТИЯ, ОСТАЁТСЯ ВЫЯСНИТЬ, КАКАЯ МЕЖДУ НИМИ СВЯЗЬ В КАЖДОМ КОНКРЕТНОМ СЛУЧАЕ.

Гротеск это не правда и не пародия на правду. Это не сатира, не критика и не идеологическая война за правду, которой нет. Это, скорее, философия правды, то есть попытка назвать вещи своими именами, о чём мечтали Гегель и Конфуций. Повторю, что гротеск не реальность, а антитезис реальности, её психологическая, а не материальная составляющая. МАСТЕР ГРОТЕСКА - тот, кто может её увидеть и передать с помощью художественных средств.

Я учитываю, но не принимаю безоговорочно достижения различных школ психоанализа (топика, толкование снов, Эрос и Танатос, происхождение неврозов, комплексов, архетипов), наставления философов в области онтологии (Аристотель, Ницше, Хайдеггер и другие) и экзистенциальности бытия (темпоральность, присутствие, здесь и сейчас, и т.д.), а также феноменологию Гегеля и феноменологию Гуссерля.

Там, где трудно, но хочется докопаться до истины, а других вариантов выразить свою мысль нет,- буду изъясняться с помощью психоаналитических терминов.

Под бессознательным, например, я понимаю существование ряда психических феноменов без вмешательства и контроля сознания.

ГРОТЕСК И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ

С точки зрения психоанализа, гротеск это не галлюцинация, а упорядоченное погружение в ФАНТАЗМ. Это непростое понятие. Фантазмом чаще всего называют инсценировку исполнения запретного желания (с помощью образов, знаков, символов, повторов, ритуалов, заклинаний и т.д.) Модель психической жизни - бессознательная фантазматика. То, чему удаётся попасть (самовыразиться) в сознание, я называю психическим содержанием настоящего в экзистенциальном времени и пространстве. Это на самом деле гротеск, появляющийся в результате слияния бессознательных отрывков представлений, желаний, конфликтов из прошлого и фантазий из будущего.

Гротеск - более связный и понятный сценарий, чем сон и сон наяву, он дальше уходит от детских желаний, впечатлений и событий, но всё ещё комичен, так как цель работы психического аппарата (по Фрейду) связывание излишней энергии влечений с помощью ассоциативных связей, компромиссов, даже ценой замещающих образований, ложных образов и симптомов, которые могут давать эффект комизма.

Но если во сне все значения и абстрактные мысли выражаются зрительными образами, что делает содержание сна абсурдным или зашифрованным, то, при «вторичной обработке» бессознательного материала в сознании или «предсознании», ничто уже не мешает использовать слова, фигуры речи, умолчания, намёки, цифры, богатство грамматических форм. Однако никакой избыточной рационализации в сознании нет, ибо этот психический материал предназначен для «внутреннего пользования». Его хранение в виде «гротеска» не представляет опасности, так как обычно не выбрасывается в окружающий мир без ещё одной, окончательной, обработки цензурой в соответствии с «принципом реальности».

Я согласен с Фрейдом в том, что фантазмы и сны наяву возможны благодаря попустительству цензуры. Почему? Вероятно, это попустительство действует избирательно в отношении какого-то значимого материала, чтобы иметь возможность сохранить его и уровень несвязанной части энергии влечений для её дальнейшей разрядки, например с помощью повторных ярких переживаний, остроумных оборотов речи, повторов, короче, чисто ЯЗЫКОВЫХ СИМВОЛИЗАЦИЙ.

Итак, часть важного психического материала хранится в предсознании или сознании в виде гротеска. Когда этот же или похожий материал читатель видит на бумаге, он легче пропускает его через частокол представлений назад в «предсознание», не подвергая его изменению, которое должно быть противоположно вторичной обработке или работе цензуры. Зачем это надо? Приведу простой пример. Давно известны способы мнемотехники, когда для запоминания сложного или очень объёмного материала, его представляют в эротическом, антисоциальном или комичном виде. Если обработка прошла удачно, храниться этот материал будет до конца жизни индивида, как фраза «каждый охотник желает знать, где сидят фазаны» и использоваться в практической деятельности.

Поэтому художественные средства гротеска - максимальное приближение к тем формам и видам сохраняемого психического материала, которые уже связаны ассоциациями и цензурой, но ещё не настолько, чтобы полностью соответствовать «принципу реальности». Именно благодаря своим художественным особенностям, своей художественной образности, гротеск и способен быстро проникать в сознание, запоминаться, анализироваться, вскрывать и отражать в сознании противоречия самой, породившей его, реальности.

Тут надо учитывать, что сознание человека не равняется психике, и я бы не рискнул назвать гротеском всё то, что в сознании происходит. Но факт заключается в том, что сознание с психикой тесно связано на уровне оценки реальности, творчества, сублимации, сновидений, симптомов, представлений и так далее.

ДЛЯ ЧЕГО НУЖЕН ГРОТЕСК?

Я подхожу к самому главному. Исходя из моих определений, гротеск необходим человеку. Гротеск борется с механичностью, иллюзорностью, закодированностью, никчемностью, демагогией, запретами и лицемерием, он делает наш внутренний мир богаче и открывает возможности для творчества, но не трогает традиции, историю, политику, религию и мораль. ЦЕЛЬ ГРОТЕСКА - КАТАРСИС, ОЧИЩЕНИЕ ОТ ГИПЕРТРОФИРОВАННЫХ И НЕЗДОРОВЫХ ЯВЛЕНИЙ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ СУЩЕСТВОВАНИИ.

В психоанализе катарсис означает разрядку патогенных аффектов, то есть неравномерно накапливаемой, «зажатой» энергии влечений. Кому интересно - прочтите десяток-другой фундаментальных работ лучших представителей этой школы, не такие уж они были дураки, как их порой изображают. Просто не смогли довести свою работу до конца.

Ещё один важный принцип: ГРОТЕСК ВЫЯВЛЯЕТ ТЕНДЕНЦИИ, А НЕ ФАКТЫ. Его оружие - краткость, чёткость линий и завершённость образов, афоризм, юмор, сарказм, симметрия и повтор рисунка (АРАБЕСКА). Это не сюрреализм, с его использованием организующей силы бессознательного, симптомов и галлюцинаций, и не символизм, который пытался изображать идеи и ощущения. Хотя символисты впервые поверили в соответствие внешних форм и субъективных состояний души (Maurice DENIS), а Odilon REDON прямо заявил, что его цель была «трансформировать человеческие эмоции в арабески». Кстати, сюрреалисты прекрасно понимали значение снов и реальности, пространства, ассоциаций, гротеска.

Отличается ли гротеск от постмодернизма? Да, ибо он не заменяет разум интуицией и не уходит от традиционных ценностей. Гротеск как раз и способен ответить на вопрос, как далеко способен постмодернизм завести человека и общество.

Ещё хотел бы сказать о некоторых понятиях, которые я использовал, но которые ещё не попали в словари и научные работы. Это «экзистенциальное время» и «экзистенциальное пространство», впервые о них написала в своей диссертации в Шеффилде М. Ушакова.

Многие думают, что человек живёт в шести измерениях: три пространственных и три временных (настоящее, прошлое и будущее). Всё это довольно условно и мало изучено.

В каком пространстве существует электрон? А Вселенная? А бессознательное? Наверное, мы можем с уверенностью говорить только о некоторых значимых для человека видах упорядоченного экзистенциального пространства, которое даёт возможность возникнуть и существовать его психосоме.

То же и со временем. Прошлого уже нет или оно под запретом, будущего ещё нет, есть только фантазии на заданные кем-то темы, настоящее - постоянно ускользающая связь между прошлым и будущим. Фактически у человека есть только четвёртое измерение - искривлённое в сознании ощущение здесь-и-сейчас в виде экзистенциального опыта бытия, в виде взаимосвязи каких-то значимых событий, например рождений и смертей. Единственная реальность как времени, так и пространства, - то, что обязательно было, либо должно было быть, либо будет, - часто переживается нами во сне, как видения каких-то призраков из далёкого прошлого, изрекающих глупости или пророчества, а это и есть гротеск. Таким образом, экзистенциальное время это та составляющая астрономического или физического времени (я не возражаю, если его назовут универсальной «мерой», от латинского tempus - время, по-русски темп - мера быстроты; temperamentum, temperatio - надлежащее соотношение частей), которая даёт возможность возникнуть и существовать душе, которая, в свою очередь, гармонизирует и упорядочивает события, переживания, опыт.

У Фрейда есть понятие «психической реальности», это «особая форма существования», которая может иметь такие же последствия, как и «материальная реальность». Она существует во времени и пространстве, которые можно назвать экзистенциальными.

Гротеск существует именно в этих измерениях.

Итак, мы пришли к выводу, что гротеск объективно существует, и может быть описан, прежде всего, как феномен психической жизни и языкового символизма, и, далее, как художественный жанр, использующий специфические средства для быстрого раскрытия темы. Гротеск может иметь терапевтическое и философское значение, он может использоваться как метод познания и метод описания реальности; сама наша жизнь, как бытие и форма существования, может принимать форму гротеска.


Russian criminal tattoos. ("Russian Criminal Tattoo Encyclopaedia Volume 1", Murray & Sorrell FUEL, London, 2009)

Зачем природе и человеку гротеск? Наверное, чтобы нас заметил Бог, чтобы вмешалась какая-то неведомая сила и всё исправила. С давних пор считалось, что храмы и капища, оргии, пляски колдунов, боевая раскраска, - нужны, чтобы привлечь внимание высших сил.

Старость смешна и уродлива, Бог это замечает и забирает душу к себе. Половой акт - гротеск, начало отрицания пары, в результате появляется новая жизнь. Психотерапия - гротеск (даже если психоаналитик молчит, человек выздоравливает, понимая уродливость и комичность своей ситуации). Да и сама болезнь, с этой точки зрения, гротеск, - попытка привлечь внимание. Точно так же, как истерия, магия, ритуал, кривляние ребёнка или клоуна. Работа в кино Чарли Чаплина - гротеск. Майкл Джексон - гротеск. Даже боксёр Рой Джонс - очевидный гротеск.

Сон, как я уже писал, похож на гротеск, это начало отрицания событий дня, чтобы встретить новую реальность (но не только, гротеск нужен сну, чтобы его можно было запомнить, как легче запомнить иностранное слово, если оно смешное или напоминает нечто запретное). Зачем сну, чтобы его запомнили? Здесь я остановлюсь, ибо придётся углубляться совершенно в другую тему. Как-нибудь в другой раз. Подумайте о пророчестве, о магии, о неправильных, непристойных словах и ритуальных действиях дикарей с целью сохранить тотем, род, засекретить важную информацию. А может быть, это сам Господь говорит с нами таким образом (ибо на каком ином языке ему с нами говорить)?

Тюрьма, жизнь арестанта, суть кражи, преступления - тоже своего рода гротеск, попытка быстрого решения проблем или привлечения к ним внимания, - но заканчивается он совсем другой реальностью. Пьянство - несомненно, гротеск. Но оно, как и секс, сыграло огромную роль в возникновении цивилизации, временно освобождая человека от табу и давая простор фантазии (конечно, этот факт учёные совершенно справедливо замалчивают).

Для меня лично этого списка феноменов, которые человечество давно и безуспешно пыталось понять, разгадать и описать без такого мощного понятия, как гротеск, достаточно. Теперь посмотрим, что можно сделать, используя это понятие. Во всяком случае, в поэзии. Многие художники, без всякого сомнения, давно работают в этом направлении, хотя могут и не понимать, что именно означает гротеск.

Немного о музыке, ритме, размере. В гротеске они должны как-то присутствовать или ощущаться, без этого ничего не получится. Как говорит В. Керчинская, которая пишет музыку на мои стихи, «без музыки всё это венчики-бубенчики».

И, наконец, о нравственности. Многие думают, что гротеск циничен и неэтичен, ибо в нем есть табуированная лексика, он не боится говорить о физиологии человека и других некрасивых вещах. Но помилуйте, это происходит потому, что гротеск по определению антитезис реальности, в которой полно красивых слов, понятий и событий! Каким же ему надо быть? Или уж лучше от него совсем отказаться.

ПРИМЕРЫ ГРОТЕСКА

Что я считаю гротеском, а что нет? Ещё раз повторяю, что гротеск это не пародия, не ирония, не бурлеск (изображение «высоких» предметов «низким» стилем), не травестия (изображение «низких» предметов «высоким» стилем). Это всё вместе, с намёком на реальность и с элементами её отрицания. Гротеск в чистом виде встречается редко, как благородный металл. Но тем более ценен. Ибо добывать его приходится в поте лица своего.

НЕ ГРОТЕСК:

Барков И.С. «Федул»

Федулушка, мой свет, какой это цветок,
Который у мущин блистает из порток?


Пушкин А.С. «Брови царь нахмуря…»

Говорил он с горем
Фрейлинам дворца:
Вешают за морем
За хуй мертвеца.


Бодлер Ш. «Той, что слишком весела»

И в упоеньи до утра
Я мог, сквозь губы те немые,
Нежней и ярче, чем другие,
В тебя свой яд вливать, сестра!
   Перевод А. Ламбле


ГРОТЕСК:

Барков И.С. «Девичье горе»

Горюет девушка, горюет день и ночь,
Не знает, чем помочь;
Такого горя с ней и сроду не бывало:
Два вдруг нейдут ей, а одного так мало.


Пушкин А.С. «Христос воскрес»

Христос воскрес, моя Ревека!
Сегодня следуя душой
Закону бога-человека,
С тобой целуюсь, ангел мой.
А завтра к вере Моисея
За поцелуй я не робея
Готов, еврейка, приступить -
И даже то тебе вручить,
Чем можно верного еврея
От православных отличить.


Бодлер Ш. "Les Promesses d'un visage"

Tes yeux, languissamment, me dissent: "Si tu vieux,
Amant de la muse plastique,

Suivre l'espoir qu’en toi nous avons excite,
Tous les gouts que tu professes,
Tu pourras constater notre véracité
Depuis le nombril jusqu'aux fesses;

Tu trouveras au bout de deux beaux seins bien lourd,
Deux larges médailles de bronze,
Et sous un ventre uni, doux comme du velours,
Bistre comme la peau d'un bonze,

Une riche toison qui, vraiment, est la sœur
De cette énorme chevelure,
Souple et frisée, et qui t'égale en épaisseur,
Nuit sans étoiles, Nuit obscure!

«Догадайся по лицу»

Твои глаза мне говорят:
«Проверь их все, проверь подряд
Любые, даже злые, враки, -
От пупа и туда… где маки.

Глаза одно, другое - лица,
Совсем другое - ягодица!

Подумай сам, за что мне дали
Сосков две бронзовых медали,
Под животом две борозды
И эту гриву в полверсты,

Где так волосики толсты
Черны, закручены, густы,
Как эта ночка. Без звезды.
   (Перевод мой,-АЗъ)


Хорошо по поводу нравственности выразился Александр Сергеевич Пушкин («Опровержение на критики»):

Но шутка (т.е. гротеск - АЗ-ъ), вдохновенная сердечной веселостию и минутной игрою воображения, может показаться безнравственною только тем, которые о нравственности имеют детское или темное понятие, смешивая её с нравоучением, и видят в литературе одно педагогическое занятие.

Относительно эмблемы (символическое или условное изображение понятия, явления, идеи).

Сделать её было нелегко, с учётом всего того, что я написал в этом манифесте. Поэтому смысл её зашифрован, и понять его смогут только те, кто прочтут мою книгу «Логово души».

Жду отзывов специалистов и людей, которым есть что сказать по поводу гротеска.

С уважением, АЗ-ъ



PS: В это же время написал я и гимн для нашего общества, привожу его здесь.


ГИМН СЕРЫХ КРОЛИКОВ

МЫ КРОЛИКИ, СЕРЫЕ КРОЛИКИ,
МЫ ГРЕЗИМ ТРАВОЙ И ВЕСНОЮ.
ЗАЧЕМ НАМ РЕКЛАМНЫЕ РОЛИКИ
И ЖИЗНЬ МЕЖДУ ЯВЬЮ И НОВЬЮ?

МЫ В ДЕЛЕ СВОЁМ ТРУДОГОЛИКИ,
МЫ В ТРАВКЕ СВОЕЙ С ГОЛОВОЮ.
МЫ КРОЛИКИ, СЕРЫЕ КРОЛИКИ,
ЖИВУЩИЕ ТОЛЬКО ЛЮБОВЬЮ.

МЫ КРОЛИКИ, СЕРЫЕ КРОЛИКИ,
ЖИВУЩИЕ ТОЛЬКО ЛЮБОВЬЮ.

МЫ ЧАСТО ХОХОЧЕМ ДО КОЛИКОВ,
УЗНАВ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С СТРАНОЮ,
СТРАНОЮ ЗНАКОМЫХ НАМ КРОЛИКОВ
ЗА СТАРОЙ КИРПИЧНОЙ СТЕНОЮ.

МЫ КРОЛИКИ, СЕРЫЕ КРОЛИКИ,
У НАС ЕСТЬ ПАРОЛИ И ЯВКИ.
И ТАМ, ЗА ОБЕДЕННЫМ СТОЛИКОМ,
С ОТВЕРСТИЕМ СТУЛЬЯ И ЛАВКИ.

ТАМ ЧИСТЫЕ СТЕНЫ И КОВРИКИ,
ОНИ НЕ ЗАПЯТНАНЫ КРОВЬЮ.
МЫ КРОЛИКИ, СЕРЫЕ КРОЛИКИ,
ЖИВУЩИЕ ТОЛЬКО ЛЮБОВЬЮ.

МЫ КРОЛИКИ, СЕРЫЕ КРОЛИКИ,
ЖИВУЩИЕ ТОЛЬКО ЛЮБОВЬЮ.


И, наконец, последнее. Кто может стать членом ОРГАНИЗАЦИИ «СЕРЫЕ КРОЛИКИ»?

Любой человек без ограничений по возрасту, полу, национальности, расы, религии.

Права и обязанности: быть мастером гротеска, исповедовать в своём творчестве его принципы, бороться с лицемерием и демагогией во всех их проявлениях, открыто заявлять о своём членстве в организации и использовать её символику.

Членские взносы: платятся по желанию, в случае необходимости покрыть расходы на печать, отправку корреспонденции, выставки, книги, значки, конференции и пр.

Органы управления: Верховный Совет, отвечает за развитие доктрины, её защиту и продвижение, принятие новых членов, участие в других ассоциациях и творческих союзах. Состав Совета посторонним не разглашается.


GREY RABBITS’ ORGANISATION
29.01.2009