• СТАРОЕ И ТРЕПЕТНОЕ
  • ПСИХУШКА
  • ОТХОДНАЯ
  • СОБЛАЗН, ИЖЕ СМЕРТЬ (ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР)
  • НЕКУДА ДЕТЬСЯ
  • ПО БОРОДЕ
  • ХОР К РАЗРУШИТЕЛЯМ
  • КАРА ГОСПОДНЯ
  • ИСПИТЬ ПО ПОЛНОЙ
  • ВКУШАЯ ПЛОДЫ
  • ВОЗВРАЩЕНИЕ ЛУКИ
  • РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ
  • О ЦВЕТЕ И ОБ ОСЛИНОМ МИНЕТЕ
  • НА СМЕРТЬ ПОЭЗИИ
  • НЕ ЛЬЗЯ
  • ТИХО САМ С СОБОЮ
  • ПОГЛАДИТЬ ПО ГОЛОВКЕ
  • ВИСЯЩЕЙ КАЗНИ ГОЛОС
  • КРАСНЫЙ КОТ
  • РАВЕНСТВО И БЛЯДСТВО
  • ЯЗЫК МОЙ – ВРАГ МОЙ
  • КТО ТЫ?
  • ДЕЛА СЕРДЕЧНЫЕ
  • НЕПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР ПАРТНЁРА
  • АВТОРИТЕТ
  • КАПИТАН ЛЮБВИ
  • ТАМ РУССКИЙ ДУХ, ТАМ РУСЬЮ ПАХНЕТ
  • СВЕТ И ТЕНИ
  • НЕДОЛГО ОСТАЛОСЬ
  • РУССКИЙ ГОМЕР
  • КАК ОН
  • НЕПОРОЧНОСТЬ
  • БЕГЛЕЦ
  • НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ
  • ВИЗИТ ПОЭТА
  • БЕЗДУХОВНОСТЬ
  • ТОЛЬКО ТЫ
  • ЗА НАРОД
  • СОН ОТШЕЛЬНИКА
  • ЧЕРЕЗ МНОГО ЛЕТ
  • ЛЮБОВЬ СТАТУИ
  • СКИТАЛЕЦ
  • ВОРОВСКОЙ РАЙ
  • ВЕЧНАЯ ВЕСНА
  • ФРИГИДНОСТЬ
  • БУЛЬВАРНАЯ ИСТОРИЯ
  • А КТО Я?
  • ЭКСГИБИЦИОНИСТ
  • ПОЕЗД НА ОДЕССУ
  • ДИАЛОГ С ХИРОНОМ
  • ШИЗОФРЕНИЯ
  • КНИЖНИК
  • ВСЁ РАВНО
  • ЦВЕТЫ ЗЛА
  • ФИНСКАЯ БАНЯ
  • К НАШИМ БАРАНАМ
  • НОВАЯ ЗАРЯ
  • ПЕСНЯ ЭМИГРАНТА
  • РАЗВЕ ЭТО СОСУД?
  • КОММУНАРЫ
  • ЗАДНИЕ РУКИ
  • ОТ МЕНЯ НЕ УЙДЁШЬ!
  • СУХОЙ ДОЖДЬ
  • ЗНАК БОЖИЙ
  • ОТРЕЗАЛ ГОЛОВКУ
  • НАГРАДЫ И СТЕПЕНИ
  • ГИМН КРАСОТЕ
  • ХМЕЛЬНАЯ - РАЗГУЛЬНАЯ
  • ПАЛЛИТРА
  • МЕЛЬ
  • БЕЛАЯ РОМАНТИКА
  • ГУДКИ ЛЮБВИ
  • БЕЗ НАЗВАНИЯ
  • В РАЮ

Как сердцу трепетной девицы
Большого бала первый вид.

В. Соловьёв, (Люблю я дам сорокалетних)

СТАРОЕ И ТРЕПЕТНОЕ

ЛЮБЛЮ ДЕВИЦ ДВАДЦАТИЛЕТНИХ
И ВОДКУ ГОРЬКУЮ ЛЮБЛЮ.
ЧУТЬ ОВОЩЕЙ НАРЕЖУ ЛЕТНИХ,
ПОЛЬЮ ИХ МАСЛОМ, ПОСОЛЮ,
ДУШИСТЫМ УКСУСОМ ПРИПРАВЛЮ;
ПОТОМ ПОЛСТОПОЧКИ НАЛЬЮ,
В ШТАНЫ РУБАШЕЧКУ ЗАПРАВЛЮ
И ТОСТ ВЕСЁЛЫЙ ПРОХРИПЛЮ.

И ВЫПЬЮ. ВОТ ОНА ПОМЧАЛАСЬ,
ПО ЖИЛАМ ХОДИТ И ГОРИТ.
ВТОРАЯ, ТРЕТЬЯ! ВСЁ СМЕШАЛОСЬ,
ДЕВИЦА ЧТО-ТО ГОВОРИТ,
НО Я НЕ СЛЫШУ. ЭКА ЖАЛОСТЬ!
А ВОДКА, ВОДКА ЧТО ТВОРИТ!
ДЕВИЦА СПИТ. ЕЙ ПОКАЗАЛОСЬ:
БОЛЬШОЙ… И БАЛА ПЕРВЫЙ ВИД.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


к. кириллов, натюрморт с рюмкой водки

ПСИХУШКА

СИЖУ В ГОВНЕ, НА САМОМ ДНЕ,
РУБАШКА СЕРАЯ НА МНЕ.
И СЛЫШНО МНЕ, КАК В ТИШИНЕ
ЕБУТСЯ МУХИ НА СТЕНЕ.

ТЫ ХОТЬ КРИЧИ, ХОТЬ ХУЙ ДРОЧИ,
КРУГОМ ВРАЧИ И СТУКАЧИ.

А ГЛАВНЫЙ ВРАЧ, КРУТОЙ КАЛАЧ,
У НЕГО МОРДА, КАК КУМАЧ.
СЕДОЙ, КАК ГРАЧ, И ПЬЁТ ПЕРВАЧ,
ВЕДЁТ СЕБЯ, КАК ЗЛОЙ ПАЛАЧ.

ТЫ ХОТЬ КРИЧИ, ХОТЬ ХУЙ ДРОЧИ,
КРУГОМ ВРАЧИ И СТУКАЧИ.

ВОТ ОН ЗАШЁЛ, И ПОДОШЁЛ,
ЕГО КУЛАК МЕНЯ НАШЁЛ.
Я СРАЗУ НИЦ, А ОН МНЕ – ДЫЦ!
ЗАСУНУЛ ШПРИЦ АЖ ДО ЯИЦ.

КАКОЙ СКАНДАЛ! Я ТАК РЫДАЛ.
ЧУТЬ БОГУ ДУШУ НЕ ОТДАЛ.

А САНИТАР, КАКОЙ КОШМАР,
ОН ПЕРЕДРАЛ ВСЕХ ЗДЕШНИХ ШМАР.
БЕРЁТ В ЗАХВАТ – И ДИКИЙ МАТ,
И СРАЗУ ТАЩИТ В КАЗЕМАТ.

Я ЕСЛИ Б ЗНАЛ, КУДА ПОПАЛ,
ПИСЬМО Б НА ВОЛЮ НАПИСАЛ.

ОН, ХЛЕБ ЕДЯ, И ВСЕХ СЕРДЯ,
ПУГАЕТ НОЧЬЮ НАС, ПЕРДЯ.
И ВЬЁТСЯ ПАР, НУ КАК УГАР,
ИЗ ЕГО ГЛОТКИ ПЕРЕГАР.

ЗДЕСЬ ХОТЬ КРИЧИ, ХОТЬ ХУЙ ДРОЧИ,
ЗАДУШАТ НОЧЬЮ ПАЛАЧИ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


Art-brut.info, на дне

Мурка, не ходи, там сыч
На подушке вышит.
Мурка серый, не мурлычь,
Дедушка услышит.

А. Ахматова

ОТХОДНАЯ

ВЫШЛИ МЫ ИЗ МУР’а,
ТЫ ГЛЯДЕЛА ХМУРО,
ЗА СПИНОЙ СМЕЯЛИСЬ ОПЕРА.

В БАНДУ ИЗ ОДЕССЫ
Я ВНЕДРЁН, КАК СЛЕСАРЬ,
РАССТАВАТЬСЯ НАМ ПРИШЛА ПОРА.

МУРКА, ТЫ МОЙ МУРЁНОЧЕК,
МУРКА, ТЫ МУСОРЁНОЧЕК,
МУРКА, АГЕНТ СКУРАТОВА,
ЛОВИ ГОРБАТОГО!

ЧУВСТВУЮ Я КОЖЕЙ
И НЕБРИТОЙ РОЖЕЙ,
ЧТО МЕНЯ ЗАЛОЖАТ МУСОРКИ.

БУДЕШЬ ТЫ ДЛЯ СВЯЗИ
ЖДАТЬ МЕНЯ НА ХАЗЕ,
С ПИСТОЛЕТОМ В ПОТНОМ КУЛАЧКЕ.

БУДЕТ ТВОЙ, В НАТУРЕ,
ПАЛЬЧИК В МАНИКЮРЕ
ТРЕПЕТАТЬ У ДУРЫ НА КРЮЧКЕ.

МУРКА, ТЫ МОЙ МУРЁНОЧЕК,
МУРКА, ТЫ МУСОРЁНОЧЕК,
МУРКА, АГЕНТ СКУРАТОВА,
ЛОВИ ГОРБАТОГО!

И ПРИДЁТ ГОРБАТЫЙ,
ЛЫСЫЙ И ЩЕРБАТЫЙ,
С БОРОДОЙ ЛОПАТОЙ СТАРИЧОК.

БУДЕТ БИТЬ ПО СКУЛАМ
ВОРОНЁННЫМ ДУЛОМ
И К ГРУДИ ПРИКЛАДЫВАТЬ БЫЧОК.

ТО, ЧТО ТЫ ХОТЕЛА,
ТО И ПОИМЕЛА,
МОЛОДОЕ ТЕЛО РАЗВЛЕКЛОСЬ.

ЛУЧШЕ Б ТЫ СИДЕЛА
В КРЕСЛЕ ЗАВОТДЕЛА
И ЛИСТАЛА ДЕЛО НА АВОСЬ.

МУРКА, ТЫ МОЙ МУРЁНОЧЕК,
МУРКА, ТЫ МУСОРЁНОЧЕК,
МУРКА, АГЕНТ СКУРАТОВА,
ЛОВИ ГОРБАТОГО!

ТЫ УЗНАЛА ТАЙНЫ,
КТО У НИХ ХОЗЯИН,
ЯВКИ, ПОГОНЯЛА И ПАРОЛЬ.

В ТЁМНОМ ПЕРЕУЛКЕ
ЗВУК РАЗДАЛСЯ ГУЛКИЙ –
ДВУХ СТВОЛОВ ПРОЩАЛЬНЫЙ КАРАМБОЛЬ.

ТЫ ЛЕЖАЛА В ПОЗЕ,
ОПОЧИВШИ В БОЗЕ,
НА НОЧНОМ МОРОЗЕ БЕЗ ШТАНОВ.

БУДУТ НА ПРИВОЗЕ
И В СТИХАХ, И В ПРОЗЕ
ВСПОМИНАТЬ МЕНТОВСКУЮ ЛЮБОВЬ.

БУДУТ В МОДЕ МУРКИ,
ЧЁРНЫЕ ТУЖУРКИ,
ЛИСЫ, ЧЕРНОБУРКИ И ГРАЧИ.

ЧТО Ж, ДРУЗЬЯ-ПРИДУРКИ,
ПОИГРАЕМ В ЖМУРКИ,
НО ЗА ВСЁ ЗАПЛАТЯТ СТУКАЧИ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


art-brut.info, arthur in the bushes

Ехидна

Ехидна елма ся самцу совокупляет,
главу его, в уста вземши, огризает.

С. Полоцкий, «Ехидна»

СОБЛАЗН, ИЖЕ СМЕРТЬ
(ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР)

БЛЯДЬ

Я, С КЕМ ХОЧУ, СОВОКУПЛЯЮСЬ,
В САДАХ, В АЛЬКОВАХ, В ШАЛАШЕ!
СКАЖИ, ЗАЧЕМ Я ПОЯВЛЯЮСЬ
В ТВОИХ СТИХАХ, В ТВОЕЙ ДУШЕ?

ПОЭТ

В ТВОЁМ БЕЗЖАЛОСТНОМ ОБРЯДЕ
ЕСТЬ ТО, ЧТО РАНИТ СЕРДЦЕ МНЕ:
НЕ МОГУТ РИФМЫ БЫТЬ БЕЗ БЛЯДИ,
ВЕДЬ КРОВЬЮ ПИШУТСЯ ОНЕ.

БЛЯДЬ

ТОГДА К ЧЕМУ ТВОИ УПРЁКИ,
НАД НЕОКОНЧЕННЫМ СТИХОМ?
НЕ ПОТЕКУТ ИЗ СЕРДЦА СТРОКИ,
КОЛЬ НЕ КОСНУСЬ ЕГО ШИПОМ.

ПОЭТ

КОГДА ИДЁШЬ В СВОЁМ НАРЯДЕ,
И ВДРУГ ПРИСТАНЕТ НЕГОДЯЙ, -
ЧТО ХОЧЕШЬ ДЕЛАЙ, БОГА РАДИ,
НО МНЕ ДУШОЙ НЕ ИЗМЕНЯЙ!

ДУША ИЗМЕНЫ НЕ ПРОЩАЕТ
ЧУЖОЙ, НО РОДСТВЕННОЙ, ДУШИ.
И РАЗУМ ВМИГ ПОРАБОЩАЕТ, -
ТОГДА ПОПРОБУЙ, ПОПИШИ.

ТЫ ПОДСТАВЛЯЕШЬ РОТ УМЕЛЫЙ,
ЖИВОТ, И ГРУДИ, И БЕДРО.
А Я ВОТЩЕ СВОЙ УД НЕСМЕЛЫЙ
ТРЕПЛЮ ПЕРСТАМИ, КАК ПЕРО.

ТЫ ГУБЫ КРАСИШЬ КРАСКОЙ КРАСНОЙ,
ЛЕТИШЬ, КАК ВЕДЬМА С ПОМЕЛОМ.
А Я ОДИН. ПОЮ, НЕСЧАСТНЫЙ,
КАК ЛЕБЕДЬ С СЛОМАННЫМ КРЫЛОМ.

УМ ВОСПАЛЯЕТСЯ. И СТЫНЕТ,
КАК ЛЕДЯНАЯ ЛУЖА, КРОВЬ.
И СЕРДЦЕ В МУКАХ НЕ ИЗРИНЕТ
УЖЕ НИ РИФМЫ, НИ СТИХОВ.

НАПРАСНО ЖДЁТ ЛИСТОК БУМАГИ,
НЕВИННОЙ ВЕРНОСТИ ПРИМЕР;
И МЫСЛИ ДЕЛАЮТ ЗИГЗАГИ,
НЕ В СИЛАХ ВСТРОИТЬСЯ В РАЗМЕР.

БЛЯДЬ

А ТЫ БЛЯДУЙ, КАК Я БЛЯДУЮ!
УЖ Я ПРОЩУ ТЕБЕ ВСЕГДА,
ХОТЬ МОЛОДУЮ, ХОТЬ ДУРНУЮ, -
Я В ТОМ НЕ ВЕДАЮ СТЫДА.

ПРОЩУ, И РИФМУ ТЫ ОБРЯЩЕШЬ,
СТЯЖАЯ БОЖЬЮ БЛАГОДАТЬ;
ПРОЩЕНЬЕ ЧЕСТНОЙ БЛЯДИ ВЯЩЕ:
ВЕДЬ БОГ ЗАЧЕМ-ТО СОЗДАЛ БЛЯДЬ?

ПОЭТ

ВОТ ТАК ЖЕ ДЕЙСТВУЕТ ЕХИДНА:
СОВОКУПИВШИСЯ С САМЦОМ,
ГЛАВУ ГРЫЗЁТ ЕГО БЕССТЫДНО,
КАК-БУДТО ПЛОШКУ С ХОЛОДЦОМ.

СВОБОДНО ЗУБЫ ПРОНИКАЮТ,
БЕЗ БОЛИ, В МЯГКИЕ МЕСТА.
И МОЗГ ДО КАПЛИ ВЫПИВАЮТ
ЕЯ ПРЕЗРЕННЫЕ УСТА!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


босх, корабль дураков
Симеону Полоцкому (1629 – 1680)

Вихри бегут с прахом,
Полоса рвёт махом…

---------
Пролил дождь в крышки,
Трясутся вышки.

В. Тредиаковский, «Описание грозы, бывшия в Гааге»

НЕКУДА ДЕТЬСЯ

НА ПОЛОСЕ КОЛЮЧИЙ ДОЖДЬ,
ПРОМОКЛИ ЧАСОВЫЕ.
- ПОСТОЙ, ОФИЦИАНТ, ПОДОЖДЬ,
НАЙДУТСЯ ЧАЕВЫЕ.

ИЗ ЗОНЫ ВЫШЕЛ Я ЕДВА,
НО НЕТУ СИЛ УЕХАТЬ.
ВЕДЬ ТАМ СЕМЬЯ МОЯ, БРАТВА,
А ЗДЕСЬ МНЕ ДЕЛАТЬ НЕХУЙ.

В БАРАКЕ ПЕЧКА, ПОЛУМРАК,
ГИТАРА И КАРТИШКИ.
И СУЧЬЕ ВЫМЯ, КАК ИГЛА,
НЕ КОЛЕТСЯ В ПОДМЫШКИ.

ПРОЖЕКТОР ХОДИТ ПО СТЕНЕ,
ВО ТЬМЕ ЧЕРНЕЮТ ВЫШКИ.
КУДА ПОДАТЬСЯ НЫНЧЕ МНЕ,
БЕЗНОГОМУ ПАРНИШКЕ?

ВЧЕРА, ВО ВРЕМЯ ОТХОДНОЙ,
ПИСЬМО МНЕ ДАЛ ПОДЕЛЬНИК:
ТЫ СЕЛА В ПРОШЛЫЙ ВЫХОДНОЙ,
А НЫНЧЕ – ПОНЕДЕЛЬНИК.

НА ЗОНЕ Я МОЛИЛ ХРИСТА,
ЧТОБ ВЫЙТИ РАНЬШЕ СРОКА.
ВОЗЬМИ, ДРУЖОК, ЕЩЁ ПОЛСТА,
А МНЕ НЕ НАДО СТОКА.

ИЗ ЗОНЫ ВЫШЕЛ Я ЕДВА,
НО НЕТУ СИЛ УЕХАТЬ.
ВЕДЬ ТАМ СЕМЬЯ МОЯ, БРАТВА,
А ЗДЕСЬ МНЕ ДЕЛАТЬ НЕХУЙ.

С ПОХМЕЛЬЯ МЫСЛЕЙ КУТЕРЬМА,
ЗВУЧАТ СЛОВА, КАК ПЕСНЯ:
СЕГОДНЯ ЖДЁТ МЕНЯ ТЮРЬМА,
А ЗАВТРА? НЕИЗВЕСТНО.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


Flatbush is Burning

Борода

Борода предорогая!
Жаль, что ты не крещена
И что тела часть срамная
Тем тебе предпочтена.

М. Ломоносов, «Борода»

ПО БОРОДЕ

ГОВОРЯТ: ДУША НАГАЯ,
НО БЫВАЕТ ИНОГДА,
ИЗ НЕЁ ПО ТЕЛА КРАЮ
ПРОСТУПАЕТ БОРОДА;

И РАСТЁТ ОНА В ТОМ МЕСТЕ,
ГДЕ ПРИРОДОЙ СЛИТЫ ВМЕСТЕ,
НА РАЗВИЛКЕ ТРЁХ ДОРОГ,
НЕСРАВНЕННАЯ СВОБОДА,
ВСЯ СУДЬБА И ПУТЬ НАРОДА,
И БЛАЖЕНСТВО, И ПОРОК.

ГОЛОВА ПРЕДОРОГАЯ,
МЫ ГОРДИМСЯ, ЧТО УМНЫ.
И ЧТО ЭТИ ДВЕРИ РАЯ
НАМ С ТОБОЙ ПОДЧИНЕНЫ.

НОЧЬЮ В МУКАХ ЗАСЫПАЮ:
КАК НАЙТИ МНЕ ИХ И ГДЕ?
ЧТО ПИШУ - И САМ НЕ ЗНАЮ,
КАК МУДЕ ПО БОРОДЕ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


г. доре, синяя борода
Михаилу ЛОМОНОСОВУ (1711 – 1765)

Пусть мошенник шарит, невозможно дело;
Срезана мошонка, государство цело!
Тал лал ла-ла, ра-ра,
Плутишку он пара.

А. Сумароков, «Хор к обману»

ХОР К РАЗРУШИТЕЛЯМ

СРЕЗАНА МОШОНКА, ОСТАЛЬНОЕ ЦЕЛО,
НУ, А ВАМ КАКОЕ ДО РОССИИ ДЕЛО?

ВЫРАСТЕТ ДРУГАЯ, БОЛЬШЕ, ЛУЧШЕ ПРЕЖНЕЙ;
БУДЕТ ПОПРИЛИЧНЕЙ, БУДЕТ ПОПРИЛЕЖНЕЙ.

ПОСМОТРИ, КАК ЛЮДИ ХОЛЯТ ЕЁ, НЕЖУТ!
ЖАЛКО, СНОВА ВОРЫ ПОДКРАДУТСЯ, СРЕЖУТ.

ЗЛЫЕ ИХ ДУШОНКИ, ЖАДНЫЕ, КРИВЫЕ, -
ВИДНО, БЕЗ МОШОНКИ ТАК И ЖИТЬ РОССИИ,

ПОНАПРАСНУ МУЧИТЬ ГОСУДАРСТВА ТЕЛО…
НО, НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ, - ОСТАЛЬНОЕ ЦЕЛО!

АЙ ЛЮЛИ ЛЯ-ЛЯ, ЖИВА РУССКАЯ ЗЕМЛЯ!
ЭХМА ТРА-ЛЯЛЯ, ВАМ ПОКАЖУТ ИЗ КРЕМЛЯ!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


васнецов, гусляры
а.сумарокову

Воздух, и земля, и воды!
Веселитеся, народы!
Матерь ваша, россы, вам
Затворила Яна храм.

А. Сумароков, «Хор к Минерве»

КАРА ГОСПОДНЯ

ЗАТВОРИЛ ГОСПОДЬ НА ХРАМ:
МАТЕРЬ ВАШУ, РОССЫ ВАМ!
НЕТУ МИЛОСТЫНИ ДНЕСЬ,
НЕ МОЛИТЕСЬ БОЛЬШЕ ЗДЕСЬ.

ПЕЙ, НАРОДИШКО, ЛИКУЯ,
СЫПЬ СЛОВЕЧКАМИ НА «Е».
ПОМИНАТЬ НЕ НАДО ВСУЕ
БЫЛО ЦАРСТВИЕ МОЕ…

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


гринков, сошествие в ад
сумарокову

Се там любовники, объявшися руками,
Довольны столь лежат под райскими древами.

Ф. Дмитриев-Мамонов, «Песнь VII»

ИСПИТЬ ПО ПОЛНОЙ

ПОД РАЙСКИ ДРЕВЕСА ЛЮБОВНИЦУ ПРИНЕС,
И СТАЛ ЛАСКАТЬ ЕЁ, ПОД СЕНИЮ НЕБЕС.

ХОТЬ ТЕЛА УЖ ОНА В ЧАС СМЕРТИ ЛИШЕНА,
НО КОЕ-ЧЕМ ЕЩЁ ПО-ПРЕЖНЕМУ СИЛЬНА.

МОЯ ДУША ПОЛНА, ЛЮБВИ ПРЕГРАДЫ НЕТ!
ВСЯ СЛАДОСТЬ НЕ ПРИМЕР, КАКУЮ ИСПИЕТ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


м. грюневальд, мёртвые любовники
Фёдору ДМИТРИЕВУ – МАМОНОВУ (1727 – 1805)

Таких плодов два грудь нам кажет,
От нас одни верхи не скрыв;
Союзом их любовь хоть вяжет,
Но делает им грудь разрыв.

Ф. Дмитриев-Мамонов, «Ода красавице»

ВКУШАЯ ПЛОДЫ

ПРЕЛЕСТНА ГРУДЬ, ПРЕКРАСНЫ ГУБЫ.
КТО В СИЛАХ СИХ СОСТАВИТЬ РЯД?
КАК ЖАЛЬ, ЧТО ЕСТЬ ЕЩЁ И ЗУБЫ,
И ТО, ЧТО ОНЫМИ ТВОРЯТ.

Я ИХ ЧРЕЗ ТВЕРДОСТЬ РАЗДЕЛЯЮ,
НАТУРЫ ХИТРОЙ ЛУЧШУ ВЕЩЬ.
ЧЕГО ХОЧУ – НЕ ПОНИМАЮ
И ДАЖЕ САМ БОЮСЬ ИЗРЕЩЬ.

ОНИ ВО МРАКЕ ДЫШАТ ПАКИ,
ОТ НАС ВОЛНЕНИЕ НЕ СКРЫВ.
ХОТЯТ ЕЩЁ? НО ЭТО ВРАКИ,
ВЕДЬ ТАК ВОЗМОЖЕН И РАЗРЫВ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


шпрангер, вулкан и майя
ф. дмитриеву-мамонову

С своей Гомерка балалайкой
И ты, Вергилишка, с дудой…

И. Барков, «Кулашному бойцу»

ВОЗВРАЩЕНИЕ ЛУКИ

НАД РОССИЕЙ ВЕТЕР СВИЩЕТ,
ВЕТЕР ПЕРЕМЕН.
СНИТСЯ ЕЙ ЛУКА МУДИЩЕВ
И ОГРОМНЫЙ ЧЛЕН.

И ГРОЗИТ СЕМИВЕРШКОВЫМ
ИЗ-ЗА ОБЛАКОВ
ФЕТАМ, БЛОКАМ, БАТЮШКОВЫМ
ВАНЕЧКА БАРКОВ.

КАК НАМ БЫТЬ С ПОДОБНЫМ МУЖЕМ,
МОЖЕТ, В ШЕЮ ГНАТЬ?
ИЛЬ ПОРА, ЗАБЫВ ПРО УЖИН,
ПЕСНЮ ЗАЧИНАТЬ?

НЕ ВЕРГИЛИШКА, НЕ ДАНТЕ
ЛИРОЮ БРЕНЧАТ, -
ТО ШАГАЮТ АРЕСТАНТЫ,
КАНДАЛЫ СТУЧАТ.

БЛЕКНУТ ЛАВРЫ ПОЛИДЕВКА,
СПИТ ОРФЕЙ С ДУДОЙ.
И ПОЭЗИЯ, КАК ДЕВКА,
КАЖЕТ ЗАД ХУДОЙ.

НА НЕГО НУ КТО ПОЛЬСТИТСЯ,
РАЗВЕ ТОЛЬКО БЕС?
САМ БАРКОВ И ТОТ СМУТИТСЯ
ИЗ СВОИХ НЕБЕС.

НЕДОСТУПНО И ГОМЕРУ
ВСЁ ЭТО ВОСПЕТЬ.
НАУЧИТЬСЯ ПИТЬ БЫ В МЕРУ…
ТОЛЬКО НЕ УСПЕТЬ.

ГДЕ ЖЕ СВОДНЯ, ГДЕ МАТРЁНА
МАРКОВНА? В СОКУ
СПИТ РОССИЯ, НЕ ЕБЁНА,
ЖДЁТ ОНА ЛУКУ.

НЕ ДЕРЖАВИН, НЕ РАДИЩЕВ –
НАС СПАСЁТ ОДИН
ГРАЖДАНИН ЛУКА МУДИЩЕВ,
ОН ЖЕ – ДВОРЯНИН.

НАШИ БЕДЫ ОН ПОПРАВИТ
И ВЗОЙДЁТ ЗАРЯ.
ДА И ЧЛЕНОМ ПОЗАБАВИТ
ПОДДАННЫХ ЦАРЯ.

СОБЕРУТ НАРОД НА ВЕЧЕ,
НЕПОТРЕБСТВО ЗРЕТЬ.
И ВОПРОС РЕШАТ ИЗВЕЧНЫЙ:
ЕТЬ ИЛИ НЕ ЕТЬ?

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


а. васнецов, скоморохи
Ивану Баркову (1732 – 1768)

Пришед на берег речки,
У вод пастух стоит,
Текущие струечки
Он стоючи делит.

А. Ржевский, «Пастух и вода»

РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

ВОТ ВАМ ВСЁ СМЕХУЕЧКИ,
А ОН НЕ ЗРЯ СТОИТ,
ТЕКУЩИЕ СТРУЕЧКИ
ОН СТОЮЧИ ДЕЛИТ.
ЗАЖАТЫЕ ПЕРСТАМИ,
БЬЮТ В СТОРОНЫ ОНЕ:
ОДНА ПОПАЛА В КАМЕНЬ,
ДРУГАЯ УЖ В ГОВНЕ.

ВОТ ТАК И ВЕТВИ ВЛАСТИ,
НУ, КТО ИХ РАЗДЕЛИТ?
ОДНА ТВОРИТ НАПАСТИ,
ДРУГАЯ СРАМ ТВОРИТ.
А ТРЕТЬЕЙ И ЧЕТВЁРТОЙ
ПОЧТИ ЧТО НЕТ СОВСЕМ.
НО ПЕРВЫХ ДВУХ, КАК ЧЁРТА,
НАДОЛГО ХВАТИТ ВСЕМ!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


н. пуссен, моисей высекает воду
Алексею РЖЕВСКОМУ (1737 – 1804)

Какой-то с умысла дурак,
Взев одного осла, его раскрасил так,
Что стан зелёный дал, а ноги голубые.

И. Хемницер, «Зелёный осёл»

О ЦВЕТЕ И ОБ ОСЛИНОМ МИНЕТЕ

РАСКРАСЯ РИФМАМИ СПЛОШНЫМИ
СТИХОТВОРЕНЬЕ ПРО ОСЛА,
ТЫ НАС, О МУЗА, НЕ СПАСЛА,
К ТОМУ ЖЕ СДЕЛАЛА СМЕШНЫМИ.

ТЕБЯ СЕРЬЁЗНО НЕ ЛЮБИ Я,
ПОДУМАЛ БЫ, ЧТО ТЫ СО ЗЛА:
РОГА ТОРЧАТ, КАК У КОЗЛА,
ХОТЯ ДРУЗЬЯ ВСЕ – ГОЛУБЫЕ.

ОСЁЛ ПРИШЁЛ КАЧАТЬ ПРАВА,
КРИЧИТ: КАК СМЕЕТЕ ВЫ, ГАДЫ?
ЧТО Я ЖУЮ – ТО НЕ ТРАВА,
ПЕРЕПИШИТЕ, БОГА РАДИ!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


art-brut.info, взгляд

За много лет назад, из тихой сени рая,
В венке душистых роз, с улыбкой молодой,
Она сошла в наш мир, прелестная, нагая
И гордая своей невинной красотой.

И. Дмитриев, «Поэзия»

НА СМЕРТЬ ПОЭЗИИ

ЯЗЫК У НАС ОДИН, НО НЕСКОЛЬКО ПОЭЗИЙ:
ОДНА В ВЕНКЕ ИЗ РОЗ, С УЛЫБКОЙ НЕЗЕМНОЙ,
ДРУГАЯ БЕЗ ВЕНКА, С ПОВАДКАМИ ПРОФЕССИЙ
ВПОЛНЕ УЖЕ ЗЕМНЫХ, С ПОРОЧНОЙ КРАСОТОЙ.

ЖИЛА ЕЩЁ ОДНА, В СИРОТСКОЙ ОДЕЖОНКЕ,
НО БЫЛИ ДЛЯ НЕЁ ВСЕ СРЕДСТВА ХОРОШИ.
И ПРОДАВАЛ ТАЙКОМ НЕЛЕПЫЕ КНИЖОНКИ
ИЗДАТЕЛЬ-АНОНИМ ЗА МЕДНЫЕ ГРОШИ.

ЧЕТВЁРТАЯ БЫЛА С УЖИМКАМИ И ЛЕСТЬЮ
К ДУШИТЕЛЯМ СВОБОД, ТИРАНАМ И ЦАРЯМ.
ВСЕГДА С БЛАГОЙ ЧУЖОЙ И ОЧЕНЬ ЛЖИВОЙ ВЕСТЬЮ,
ПОРОЙ ОДЕТА ТАК, ЧТО ВЕСЬ НАРУЖУ СРАМ.

ЛИШЬ ПЯТАЯ БЫЛА И ИСКРЕННЕЙ, И ГОРДОЙ,
ПОПРОБУЙ-КА ЕЁ ХОТЬ ВЗГЛЯДОМ ЗАЦЕПИ!
И ПРАВДУ, КАК ПСАЛОМ, ШЕПТАЛА ТИХО, ТВЁРДО, -
ОНА-ТО И СГНИЛА, В ОСТРОГЕ НА ЦЕПИ.

БЫЛА ОНА НАГОЙ, НЕВИННОЙ, БЕЗЗАЩИТНОЙ,
СВЯТОЙ, КАК БОЖИЙ ДУХ ЕСИ НА НЕБЕСИ,
КОГДА ТЮРЕМЩИК ЕЙ ИЗРЕЗАЛ ГРУДИ БРИТВОЙ…
И НЕТ У НАС ДРУГОЙ, ХОТЬ КАК ТЫ НИ ГРУСТИ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


рембрандт, андромеда прикованная к стене
и.дмитриеву

Пусть дух томится страстный!
Мне льзя ли не любить?
О, если б я прекрасной
Возмог любезным быть!

В. Пушкин

НЕ ЛЬЗЯ

О, ЕСЛИ Б Я ПРЕКРАСНОЙ
ЛЮБЕЗНЫМ БЫТЬ ВОЗМОГ,
Я Б В НЕГЕ СЛАДОСТРАСТНОЙ
ПОЧИЛ У НЕЖНЫХ НОГ.

НО НЕ ВОЗМОГ Я НЫНЕ,
РУКОЙ ПО НИМ СКОЛЬЗЯ.
А ТО, ЧТО МЕЖДУ НИМИ –
КТО ЗНАЛ, ЧТО ЭТО ЛЬЗЯ?

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


ф. буше, одалиска
Василию ПУШКИНУ (1770 – 1830)

Зато вскипевши в час досужный,
Он стих к стиху придвинет дружный,
И брызнет рифмою жемчужной…

Ф. Глинка, «В защиту поэта»

ТИХО САМ С СОБОЮ

В ДУШЕ ЕСТЬ АНГЕЛЫ И БЕСЫ, -
ДОСТУПЕН ЖРЕБИЙ НАМ ЛЮБОЙ.
И БРЫЗГАЛ РИФМОЙ Я БЕЛЕСОЙ
В ДОСУЖНЫЙ ЧАС С САМИМ СОБОЙ.

НУ ЧТО С ТОГО, ЧТО МНОГО КЛЮКВЫ
РАЗВЕСИЛ Я И ТАМ, И ТУТ:
А КАК ЕЩЁ, СКАЖИТЕ, БУКВАМ
В СТИХИ ПОСТРОИТЬСЯ ДАЮТ?

ОНИ СОЛЬЮТСЯ В ХОР НЕНУЖНЫЙ,
ОБИДЯТ ИХ БЕЗ ПРОТЕЖЕ.
И НЕ ПОСТАВЯТ В РЯД ЖЕМЧУЖНЫЙ
СЛОВА НА «Х» И БУКВУ «ЖЭ».

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


н. автор, ангелы и бесы
Фёдору ГЛИНКЕ (1786 – 1880)

Её игрушки – сердцеловки,
Поймает сердце и швырнёт;
Простоголовая головка
Всех поголовно поберёт!

П. Вяземский, «Простоволосая головка»

ПОГЛАДИТЬ ПО ГОЛОВКЕ

АХ, БЕЗЗАБОТНАЯ ГОЛОВКА,
ПРОСТОВОЛОСОЕ ДИТЯ.
ТВОЯ ИЗВЕСТНА НАМ СНОРОВКА:
ИГРАТЬ МУЖЧИНАМИ, ШУТЯ.

ВЕДЬ ТЫ НЕ ДЕВОЧКА, А МАЛЬЧИК, -
ПОЧТИ ТАКОЙ ЖЕ ВНЕШНИЙ ВИД.
И ОРГАН ТВОЙ – ЛУКАВЫЙ ПАЛЬЧИК –
КОГО УГОДНО СОВРАТИТ.

ЕГО, В ИГРИВОМ ПРОСТОДУШЬИ,
ЗАСУНУТЬ МОЖЕШЬ ТЫ ХОТЬ В РОТ.
ПРОСТЫЕ ГОЛОВЫ И ДУШИ
ОДНИМ ПРИЁМОМ ОН БЕРЁТ.

НО ЕСТЬ ЕЩЁ И СЕРДЦЕЛОВКА,
ОНА ДЛЯ СЛЁЗ, НЕ ДЛЯ ДУШИ.
И БЕЗВОЛОСАЯ ГОЛОВКА
СНИМАЕТ ШЛЯПУ ТАМ, В ТИШИ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


э. мунк, портрет евы брошен
Петру ВЯЗЕМСКОМУ (1792 – 1878)

Душа кипит, но не руке, рабыне,
Разбить сосуд свой роковой!

А. Полежаев, «Ожесточённый»

ВИСЯЩЕЙ КАЗНИ ГОЛОС

РОДИЛСЯ ЧЕЙ-ТО СТРАННЫЙ ГОЛОС,
АЖ СТЫНЕТ КРОВЬ, ЗАЛЕДЕНЕВ.
УПАЛ НА ПОЛ ПОСЛЕДНИЙ ВОЛОС, -
А ОН ВСЁ РЫКАЕТ, КАК ЛЕВ.

О, ЭТОТ ГЛАС! ОН ГЛАС В ПУСТЫНЕ,
ВЕДЬ ТО КРИЧУ, НАВЕРНО, Я;
ЧТО НЕ ОСТАЛОСЬ И В ПОМИНЕ
ТОГО, ЧЕМ ЖИЗНЬ БЫЛА МОЯ.

ДУША КИПИТ! РУКА-РАБЫНЯ,
ОСТАВЬ СОСУД СЕЙ РОКОВОЙ:
В НЁМ НЕТУ ВЛАГИ. И ОТНЫНЕ
ОН ТОЛЬКО ОРГАН ПОЛОВОЙ…

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


микельанджело буонаротти, страшный суд, фрагмент, проклятие
и.анненскому

КРАСНЫЙ КОТ

ДАЖЕ ЕСЛИ ТЫ И КРУГЛЫЙ СИРОТА,
СДАЁТСЯ МНЕ, В ЭТОМ НЕТ НИЧЕГО УЖАСНОГО.
А ВОТ Я УВЕДЕЛ ВО СНЕ МОРДУ КОТА,
НЕ ПРОСТОГО КОТА, А БОЛЬШОГО И КРАСНОГО.

И СКАЗАЛ МНЕ, ЯКОБЫ, ЭТОТ КОТ: «ДА!
ПОСЛУШНЫМ БУДЬ, ЛЬСТИВЫМ И НЕ ОТРИЦАТЕЛЬНЫМ.
ГОВОРИ ШЁПОТОМ, ТИХО, И ВОТ ТОГДА
НАЗОВУ ТЕБЯ ИМЕНЕМ НАРИЦАТЕЛЬНЫМ.

Я ПРИДУ НОЧЬЮ – ТЫ БУДЬ ВСЕГДА ГОТОВ.
НЕ ПОСЛУШАЕШЬ – СТАНЕШЬ ЕЩЁ НЕСЧАСТНЕЕ.
ВСЕ БОЯТСЯ ПОЧЕМУ-ТО ЧЁРНЫХ КОТОВ,
А Я КРАСНЫЙ, ЭТО НАМНОГО ОПАСНЕЕ».

Я НЕ СПЛЮ НОЧАМИ. В ГРУДИ КОМ.
ДО САМОГО УТРА ПРОДОЛЖАЮ ВОРОЧАТЬСЯ.
НУ ЛАДНО, НАЗОВИ МЕНЯ ХОТЬ МУДАКОМ,
А ВДРУГ ТЕБЕ ЕЩЁ ЧЕГО-НИБУДЬ ЗАХОЧЕТСЯ?

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


art-brut.info, животные

Ни с места! Все равны в борделе у блядей,
Не обижать пришли мы честных здесь людей.

---------
Купец почувствовал к Варюшке вожделенье
(А блядь, в том спору нет, есть общее именье).

В. Пушкин, «Опасный сосед»

РАВЕНСТВО И БЛЯДСТВО

НЕТ СПОРУ, БЛЯДОВСТВО – ВСЕОБЩЕЕ ЯВЛЕНЬЕ,
И КТО ПОЧУВСТВОВАЛ К БЛЯДЯМ РАСПОЛОЖЕНЬЕ –
ТОТ ЗНАЙ, ЧТО РЕВНОСТЬЮ НЕ ДОЛЖНО ОСКОРБЛЯТЬ
НИ САМОЁ ЯВЛЕНИЕ, НИ БЛЯДЬ,
НИ ТЕХ, КТО С НЕЮ СПИТ, ИЛЬ ТОЛЬКО БУДЕТ СПАТЬ,
НИ ПРОСТО ЧЕСТНЫХ И ПОРЯДОЧНЫХ ЛЮДЕЙ
(КОТОРЫМ ПРЕДСТОИТ САМИМ БЛЯДЯМИ СТАТЬ);
ПОРА БЫ ВСЁ ЗАБЫТЬ, И ДУМАТЬ ПЕРЕСТАТЬ,
ВЕДЬ ВСЕ МЫ ЗДЕСЬ РАБЫ ПРИВЫЧЕК И ИДЕЙ,
ВЕДЬ ВСЕ МЫ ЗДЕСЬ РАВНЫ, - В БОРДЕЛЕ У БЛЯДЕЙ!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


art-brut.info, картина

Рвут, как тираны,
Люди людей.
Боже мой, боже!
Всякий день то же.

М. Херасков, «Стансы» (Только явятся…)

ЯЗЫК МОЙ – ВРАГ МОЙ

МЫСЛИ ТУМАННЫ.
РАЗУМ – ЗЛОДЕЙ.
ПОЛНЫ КАРМАНЫ
СЛОВ И ИДЕЙ.

КАК ИХ ВОЗМОЖНО
ДАТЬ ДЛЯ ЛЮДЕЙ?
ГОСПОДИ БОЖЕ,
ЧТО-НИБУДЬ СДЕЙ!

С МЫСЛИЮ, ЮЖЕ
ТЩУСЬ ПРОИЗНЕСТЬ
(НЕ НА ХУЮ ЖЕ
МНЕ ЕЁ НЕСТЬ?);

С МЫСЛИЮ, ЯЖЕ
ЗЕЛО УМНА…

НУ, НАХУЯ ЖЕ
РЕЧЬ МНЕ ДАНА!?

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


art-brut-info, зародыш

Творец! тебя понять не тщуся,
Всем сердцем, как отца, любя;
Кто ты, о том я не крушуся,
С восторгом чувствуя тебя.

Я. Княжнин

КТО ТЫ?

АЗ ЕСМЬ, МЕНЯ ТЫ НЕ ЗАБУДЕШЬ, -
МОИ ВСЕ ЧУВСТВА ГОЛОСЯТ.
ПОКА Я ЖИВ, ТЫ ТОЧНО БУДЕШЬ,
ХОТЬ МНЕ УЖЕ ЗА ПЯТЬДЕСЯТ.

Я РАБ ТВОЙ ЧЕСТНЫЙ, НЕ ПРЕДАТЕЛЬ,
К ТЕБЕ, ТВОРЕЦ, Я ВОПИЮ.
ТЫ ДУШУ МНЕ ВДОХНУЛ, СОЗДАТЕЛЬ,
И Я ЕЁ НЕ ПРОДАЮ.

КАКУЮ МНЕ ДАВАЛИ ЦЕНУ!
НО ОТКАЗАЛ Я ВСЕМ, СКОРБЯ.
ВХОДИ В МЕНЯ, КАК ВИЛЫ В СЕНО,
ПОВЕРЬ, НЕ ЖАЛКО МНЕ СЕБЯ.

ТВОЁ МОЛЧАНЬЕ, КАК СИНКОПУ,
Я СЛЫШУ! ПЛАЧА И ЛЮБЯ.
ВХОДИ В МЕНЯ, ВХОДИ, КАК В ЖОПУ, -
С ВОСТОРГОМ ЧУВСТВУЮ ТЕБЯ!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


art-brut.info, безумие

Сердце наше – кладезь мрачный:
Тих, покоен сверху вид.
Но спустись ко дну… ужасно!
Крокодил на нём лежит.

К. Батюшков, «Счастливец»

ДЕЛА СЕРДЕЧНЫЕ

СЕРДЦЕ НАШЕ – КАК МОГИЛА,
ТИХ, ПОКОЕН ВНЕШНИЙ ВИД.
ГДЕ ЖЕ ЗУБЫ КРОКОДИЛА,
ГДЕ ДРАКОН, ЧТО В НЁМ СИДИТ?

НО НЕ ТОТ, КОТОРЫЙ В РЕЧКЕ
ПОД НАЗВАНЬЕМ ЛИМПОПО,
А КОТОРЫЙ ТАМ, В СЕРДЕЧКЕ,
МЫСЛЯМ ДЕЛАЕТ БО-БО.

ВСЁ ЗАСНУЛО, ВСЁ ЗАСТЫЛО,
И БЕЗЗУБЫЙ СТАРИЧОК
МЧИТ ИЗ НИЖНЕГО ТАГИЛА
ПРЯМО В ВЫШНИЙ ВОЛОЧЁК.

ТАМ ЕГО ДОПРОСЯТ СТРОГО:
«ГДЕ ТЫ ЗУБЫ ПОТЕРЯЛ»?
- ВЫ ПРОСТИТЕ, РАДИ БОГА,
КРОКОДИЛ МЕНЯ ЕБАЛ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


аrt-brut.info, крокодил

И что ж я вспомню, не тоскуя?
Два, три, четыре поцелуя!..

Е. Баратынский, «К амуру»

НЕПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР ПАРТНЁРА

ЗА ТЕ ЧЕТЫРЕ ПОЦЕЛУЯ
МЕНЯ ТЫ ПЛОХО НАГРАДИЛ;
И ЧТО Ж Я ВСПОМНЮ, НЕ ТОСКУЯ?

ВЕРНИ ХОТЯ БЫ ЧЕТВЕРТЬ ХУЯ!
МОЛЧИШЬ, ПРОКЛЯТЫЙ КРОКОДИЛ…

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


аrt-brut.info, жертва

Как сердцу вашему внушили
К родной Москве такую спесь?
Её ж любимицей не вы ли
Так мирно расцветали здесь?

К. Павлова, «Графине Ростопчиной»

АВТОРИТЕТ

НА БЕРЕГАХ МОСКВЫ, НЕВЫ ЛИ
РОДИЛИСЬ ВЫ? ВАС ЖДАЛ УСПЕХ.
И РАСЦВЕТАЛИ ЗДЕСЬ НЕ ВЫ ЛИ
В ГОДИНУ ГОРЬКУЮ ДЛЯ ВСЕХ?

ДА, ВЫ ОТ ГОЛОДА НЕ ВЫЛИ…
И ОТТОГО ЛЬ ТАКАЯ СПЕСЬ,
ЧТО В ПЕТЕРБУРГЕ ДОЛГО ЖИЛИ, -
СКАЖИТЕ МНЕ: ЗАЧЕМ ВЫ ЗДЕСЬ?

КОГДА Ж С ТАРЕЛКИ ВЫ ВОЗЬМЁТЕ
С ИКРОЙ ЗЕРНИСТОЙ БУТЕРБРОД,
КОГДА Ж ВЫ ТОСТ ПРОИЗНЕСЁТЕ
ЗА НАШ ИЗМУЧЕННЫЙ НАРОД?

НАЛЕЙТЕ ВОДКИ ИЗ ГРАФИНА,
И ТЕМ СОЗДАЙТЕ ПРЕЦЕДЕНТ,
ВЕДЬ ВЫ НЕ СТАРАЯ ГРАФИНЯ
И НЕ ЗАМОРСКИЙ РЕЗИДЕНТ.

И ПЕЙТЕ ЗАЛПОМ. ЧТО-ТО В УХЕ
УЖЕ ЗВЕНИТ У ВАС С УТРА.
ТАК ЗНАЙТЕ, СКОРО БУДЕТ ШУХЕР
В МАЛИНАХ ГОРОДА ПЕТРА.

«АВРОРА» ВЫСТРЕЛИТ ИЗ ПУШКИ,
НЕ БУДЕТ БАНКОВ, ВЕКСЕЛЕЙ.
КОНЕЧНО, ЖИЗНЬ НЕ СТАНЕТ ЛУЧШЕ,
НО В ЧЁМ-ТО БУДЕТ ВЕСЕЛЕЙ!

ВОССТАНЕТ ЧЕРНЬ. И ОЛИГАРХИ
ГУРЬБОЮ В НИЦЦУ ПОБЕГУТ.
А ВАС (И ЭТО ВАЖНО АРХИ!)
ВРЕМЁН ЗАБВЕНЬЮ ПРЕДАДУТ…

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


рембрандт, похищение ганимеда
Каролине ПАВЛОВОЙ (1807 – 1893)

Как столб разрушенного храма,
Где пронеслося буйство битв,
Стоит один, глася средь срама
О месте веры и молитв.

К. Павлова, (Не раз в душе познавши смело…)

КАПИТАН ЛЮБВИ

СТОИТ ОДИН. КАК СТОЛБ ОТ ХРАМА.
СТОИТ ВСЕЙ МЕРЗОСТИ НАЗЛО.
ВЕЗЛО ЕМУ. И С ЭТИМ САМЫМ,
И ТЕЛО ЖЕНСКОЕ ВЛЕКЛО.

ОН УЦЕЛЕЛ СРЕДИ РАЗВРАТОВ,
ОН ВПРАВЛЕН РУЧКОЙ МОЛОДОЙ,
КАК СОЛИТЁР НА ШЕСТЬ КАРАТОВ
В МАССИВНЫЙ ПЕРСТЕНЬ ЗОЛОТОЙ.

ЕМУ Б НА ДИВНУЮ КАРТИНУ,
НАПОМИНАТЬ О БУЙСТВЕ БИТВ.
ПОД ПАРУСАМИ БРИГАНТИНУ,
ПОПУТНЫХ ВЕТРОВ И МОЛИТВ.

ЧТОБ БЫЛИ БУРИ И ТОРОСЫ,
И МЁТРВЫЙ ШТИЛЬ, И УРАГАН;
И С КРИКОМ ВИЛИСЬ АЛЬБАТРОСЫ,
И НЕ СОГНУЛСЯ КАПИТАН!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


гарофано, святой себастьян
Каролине ПАВЛОВОЙ (1807 – 1893)

Это тот Попович славный,
Тот Алёша-богатырь!

А. Кольцов, «Алёша Попович»

ТАМ РУССКИЙ ДУХ, ТАМ РУСЬЮ ПАХНЕТ

БЕЗ СИЛКОВ И БЕЗ ПРИМАНОК,
ТАК Я ЛАВЛИВАЛ МЫШЕЙ!
ЧУТЬ ОСЛАБЛЮ У ПОРТЯНОК –
ПРУТ ГУРЬБОЙ ИЗ КАМЫШЕЙ.

ВИДНО, НРАВИТСЯ ОНУЧЕЙ
ЗАТАЁННЫЙ РУССКИЙ ДУХ,-
ДАЖЕ ГАД ПРИПОЛЗ ПОЛЗУЧИЙ,
ЖАДНО НЮХАЯ ВОЗДУХ.

ВЕДЬ НЕ ЗРЯ МОЕЙ ГАЛОШЕЙ
МОЖНО ВРАЗ УБИТЬ КОНЯ,
И ПОПОВЕЧЕМ АЛЁШЕЙ
ОБЗЫВАЮТ ВСЕ МЕНЯ!

ПРОХОЖУ Я – МАТОМ КРОЮТ,
У ВИСКА НОГТЁМ КРУТЯ.
МУЖИКИ КАК БАБЫ ВОЮТ,
БАБЫ ПЛАЧУТ, КАК ДИТЯ

ЧТО ЗА ЗАПАХ, БОЖЕ ПРАВЫЙ,
МНЕ ДОСТАЛСЯ С ЮНЫХ ЛЕТ?
ИЛИ ЖИЗНИ ТО ОТРАВА,
ИЛИ СМЕРТИ ТО ПРИВЕТ?

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


и. билибин, алёша попович
Алексею КОЛЬЦОВУ (1809 – 1842)

А мы – безутешно мы мимо
По тёмному морю плыли.

А. Кольцов, (Обнявшися дружно сидели…)

СВЕТ И ТЕНИ

УПАЛО С ПЛЕЧА ОДЕЯЛО.
СТАЛ ВИДЕН ТВОЙ ДЕВИЧИЙ СТАН.
СВЕТИЛОСЯ ВСЁ И ИГРАЛО,
И ВЕСЕЛО ДВИГАЛОСЬ ТАМ.

КАК БУДТО В НЕВЕДОМЫХ СТРУНАХ
ВОЛШЕБНЫЙ КУПАЛСЯ СМЫЧОК,
И НАДПИСЬ СТАРИННУЮ В РУНАХ
НЕСМЕЛЫЙ ЧИТАЛ ЯЗЫЧОК.

ТЕ РУНЫ ВЛЕКЛИ НЕСДЕРЖИМО,
В ТУГИХ ЗАВИТКАХ БЕРЕСТЫ.
МЫ ЖАДНО ТЯНУЛИСЬ… НО МИМО,
КАК БАБОЧКИ К СВЕТУ ЗВЕЗДЫ.

УПАЛО С ПЛЕЧА ОДЕЯЛО.
СТАЛ ВИДЕН ТВОЙ ДЕВИЧИЙ СТАН.
СВЕТИЛОСЯ ВСЁ И ИГРАЛО,
И ВЕСЕЛО ДВИГАЛОСЬ ТАМ.

КОГДА МЫ УШЛИ ВОСВОЯСИ,
УЖЕ РОЗОВЕЛА ЗАРЯ.
Я ДУМАЛ, НИЧТОЖЕ СУМНЯСЯ,
ЧТО ВСЁ ЭТО БЫЛО НЕ ЗРЯ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


рембрандт, сусанна и старцы
Алексею КОЛЬЦОВУ (1809 – 1842)

Взял с собой и кота полосатого…
Только я словно жду-то чего, -
А чего? Разве гроба дощатого
Да недолго, дождусь и его.

Н. Огарёв, «Дедушка»

НЕДОЛГО ОСТАЛОСЬ

ОГЛЯНИСЬ ВОКРУГ В ИЗБЕ:
ЧЕРТИ БЕГАЮТ ВЕЗДЕ.
В ПРОРЕЗЯХ ПЛАЩА ТОГО
И ГРОБА ДОЩАТОГО.

ЧЁРНЫЕ, НОСАТЫЕ,
ЧУДИЩА ХВОСТАТЫЕ,
ЧТО ВЫ ВОЕТЕ В ТРУБЕ,
ЧЕРТИ ПОЛОСАТЫЕ?

ЖАЛЬ, ПРОШЛА УЖЕ ВОЛНА,
КАК В ПЯТИДЕСЯТЫЕ.
СХЛОПОТАЛИ Б ВЫ СПОЛНА,
ИЗВЕРГИ ПРОКЛЯТЫЕ!

ЧЁРНЫЕ, НОСАТЫЕ,
ЧУДИЩА ХВОСТАТЫЕ,
ЧТО ВЫ ВОЕТЕ В ТРУБЕ,
ЧЕРТИ ПОЛОСАТЫЕ?

ЗАКРУТИЛИ Б ВАМ ХВОСТЫ,
КАК КОЛЕЧКИ БЕРЕСТЫ.
И БЫЛА Б ИМПЕРИЯ,
И ТОВАРИЩ БЕРИЯ.

ЧЁРНЫЕ, НОСАТЫЕ,
ЧУДИЩА ХВОСТАТЫЕ,
ЧТО ВЫ ВОЕТЕ В ТРУБЕ,
ЧЕРТИ ПОЛОСАТЫЕ?

ДЕНЕГ НЕТУ НИ ШИША,
ЗАТО МНОГО ГАШИША.
ПЕРЕКАТНАЯ МЫ ГОЛЬ,
ЗАТО ЛЮБИМ АЛКОГОЛЬ.

ЧТО МЫ ВИДИМ – СТЕПЬ ОДНУ,
ВОТ И ТЯНЕТ НАС К ВИНУ.
А ПОДВЫПЬЕШЬ ТАК И СЯК,
САМ ПОЛЕЗЕТ В РОТ КОСЯК.

ЧЁРНЫЕ, НОСАТЫЕ,
ЧУДИЩА ХВОСТАТЫЕ,
ЧТО ВЫ ВОЕТЕ В ТРУБЕ,
ЧЕРТИ ПОЛОСАТЫЕ?

МЫ, КОНЕЧНО, НЕ РАБЫ,
НО НЕ ВИНОВАТЫЕ,
ЧТО НАС ГОНЯТ ИЗ ИЗБЫ
ШЕЛЬМЫ ХИТРОВАТЫЕ.

ЧЁРНЫЕ, НОСАТЫЕ,
ЧУДИЩА ХВОСТАТЫЕ,
ЧТО ВЫ ВОЕТЕ В ТРУБЕ,
ЧЕРТИ ПОЛОСАТЫЕ?

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


давид, michaelsaltar
н.огарёву

В уме своём я создал мир иной
И образов иных существованье;
Я цепью их связал между собой,
Я дал им вид, но не дал им названья…

М. Лермонтов, «Русская мелодия»

РУССКИЙ ГОМЕР

ОН ГРОМКИЙ ЗВУК ВНЕЗАПНО ИЗДАЁТ,
КАК БУДТО КТО-ТО ПОЛОСНУЛ НАГАЙКОЙ.
РВАНУЛ ЕЩЁ. ВОТ-ВОТ ЕЩЁ РВАНЁТ,
ВСЁ ЭТО ЗАГЛУШАЯ БАЛАЛАЙКОЙ.

ТАК ПЕРЕД ПРАЗДНОЮ ТОЛПОЙ
СИДЕЛ В ТЕНИ ПЕВЕЦ НАРОДНЫЙ.
И ДЕЛАЛ ВИД, ЧТО ОН СЛЕПОЙ,
НО БЕСКОРЫСТНЫЙ И СВОБОДНЫЙ.

ОН ГОВОРИЛ ИМ ТАК, ЧТО МИР ИНОЙ,
ЧТО ГЛУПО ИХ, ЛЮДЕЙ, СУЩЕСТВОВАНЬЕ…
ДИВИЛИСЬ ЛЮДИ, МОЛЧА МЕЖ СОБОЙ:
НО КАК ПРИДУМАТЬ ЭТОМУ НАЗВАНЬЕ?

ОН ТРЕТИЙ ЗВУК ИЗДАЛ, КАК ГРОЗНЫЙ ВОЙ,
И НАВЗНИЧЬ ПАЛ. И ПОТЕРЯЛ СОЗНАНЬЕ.
И НЕ ДОПЕЛ. КАК ГОВОРИТ ПРЕДАНЬЕ,
СЛЕГКА СТРАДАЛ ОН ЭТИМ… ГОЛОВОЙ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


семирамидский, вдохновение гомера
Михаилу ЛЕРМОНТОВУ (1814 – 1841)

Кто может, океан угрюмый,
Твои изведать тайны? Кто
Толпе мои расскажет думы?
Я – или бог – или никто!

М. Лермонтов, (Нет, я не Байрон, я другой…)

КАК ОН

Я ИЛИ БОГ, ИЛИ НИКТО!
ХОТЕЛ КАК БОГ, НО КОНЧИЛ РАНЕ;
ОСТАВИЛ ШЛЯПУ И ПАЛЬТО,
И ВСЮ ВАЛЮТУ В РЕСТОРАНЕ.

ХОТЕЛОСЬ МУЗЫКИ, ЦВЕТОВ,
МАНИЛИ ТОНКИЕ ЛОДЫЖКИ.
ПРИШЛА КОМПАНИЯ МЕНТОВ
И НА БРОВЯХ НАБИЛИ ШИШКИ.

НЕТ, Я НЕ БАЙРОН, Я ДРУГОЙ,
ХОТЯ УМЕЮ ПО-АНГЛИЙСКИ.
НЕ БУДУ БОЛЬШЕ ПИТЬ Я ВИСКИ
В ШАЛМАНЕ С КИСКОЙ МОЛОДОЙ.

КАК ОН, ЖИВУ Я В ЗОНЕ РИСКА,
ХРОМОЙ, И ПАХНУ АНАШОЙ.
ГОНИМЫЙ МИРОМ, БЕЗ ПРОПИСКИ,
С ЛЮБОВЬЮ К РОДИНЕ БОЛЬШОЙ.

ПУСТЬ ЛЬЮТ НА ГОЛОВЫ ПОМОИ –
МОЛЮСЬ И ПЛАЧУ, ВСЕХ ЛЮБЯ.
УМРУ, ВРАГОВ МОИХ НЕ СТОЯ,
И ЗЛЫЕ ШУТКИ, И ПОБОИ,
И ОСКОРБЛЕНИЯ ТЕРПЯ.

КТО МНЕ ОПЛАТИТ, ВОЗМЕСТИТ
ЦЕНЗУРЫ ЗЛОБНОЕ УДУШЬЕ?
КТО МНЕ ПОВЕРИТ, КТО ПРОСТИТ
БЕЗМОЛВНОЙ ЧЕРНИ РАВНОДУШЬЕ,
ОТИТ, ГАСТРИТ И ПРОСТАТИТ?

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


репин, отказ от исповеди перед казнью
Михаилу ЛЕРМОНТОВУ (1814 – 1841)

Вот и маленькая ножка,
Вот и круглый, гибкий стан,
Под сорочкой лишь немножко
Прячешь ты свой талисман.

М. Лермонтов, «Счастливый миг»

НЕПОРОЧНОСТЬ

КАК ПРОХЛАДНЫ, КАК НЕСЧАСТНЫ
ГРУДИ ДЕВИЧЬИ ТВОИ.
КАК ГЛАЗА ТВОИ УЖАСНЫ
ПРЕД МГНОВЕНИЕМ ЛЮБВИ.

ВИДНО, ЗНАТЬ НЕ ПОНАСЛЫШКЕ
ТЕМУ ДАННУЮ ПРИШЛОСЬ.
НЕ В ШАЛЬНОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ КНИЖКЕ,
НЕ В МЕЧТАХ, НЕ НА АВОСЬ.

НЕ СПАСЛИ ТЕБЯ ЗАПОРЫ,
ВЛЕЗ ПО ЛЕСЕНКЕ ИВАН
И СВОЕЙ ГУСАРСКОЙ ШПОРОЙ
ЗАЦЕПИЛ ТВОЙ ТАЛИСМАН.

НЕ ОТВОДИШЬ ГЛАЗ ОТ ЧЛЕНА,
БУДТО МОЛИШЬ ПОЩАДИТЬ.
НО УЖАСНЫМ, ДРУГ МОЙ ЛЕНА,
ЧЛЕН ОДИН НЕ МОЖЕТ БЫТЬ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


рембрандт, портрет женщины с алой гвоздикой
м.лермонтову

Бежал я долго – где, куда?
Не знаю! ни одна звезда
Не озаряла трудный путь.

М. Лермонтов, «Мцыри»

БЕГЛЕЦ

ЧЕРЕМША С АНАШОЙ,
АНАША С ЧЕРЕМШОЙ.
ОХ, КАК ХОЧЕТСЯ В РАЙ!
НО НЕ С ЭТОЙ ДУШОЙ.

БОГ ПРОГОНИТ ВЗАШЕЙ,
БОГ ЕЁ НЕ ВОЗЬМЁТ.
МНОГО КРОВИ НА НЕЙ,
МНОГО ГРЯЗИ И ВШЕЙ.

Я БЕГУ ПО ТАЙГЕ,
КОРМ ЖИВОЙ КОМАРУ.
ВОТ И НЕЧЕГО ЕСТЬ,
ЗНАЧИТ, СКОРО УМРУ.

ЧЕРЕМША С АНАШОЙ,
АНАША С ЧЕРЕМШОЙ.
ОХ, КАК ХОЧЕТСЯ В РАЙ!
НО НЕ С ЭТОЙ ДУШОЙ.

РЯДОМ ХОДИТ МЕДВЕДЬ,
ЧУЕТ КРОВЬ НА НОГАХ.
КОЛЕТ СОЛНЕЧНЫЙ СВЕТ,
КАК ОЛЕНЬИ РОГА.

ВИДИШЬ, МАМА, МЕНЯ?
ВОТ И СТАЛ Я БОЛЬШОЙ…
ЧЕРЕМША С АНАШОЙ,
АНАША С ЧЕРЕМШОЙ.

Я БЕГУ И БЕГУ,
НЕЛЕГКО УБЕГАТЬ.
ВОТ И СТИСНУЛО ГРУДЬ,
СТАЛО НЕЧЕМ ДЫШАТЬ.

ДОЖДИК ЗАМОРОСИЛ,
БОЛЬШЕ Я НЕ МОГУ.
ВОТ СЕЙЧАС Я БЕЗ СИЛ
УПАДУ И УМРУ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


в.и. бриоски, каин
м.лермонтов

По гребле, со взглядом угрюмым,
Проходит оборванный жид,
Из озера с пеной и шумом
Вода через греблю бежит.

А. Толстой, (По гребле неровной и тряской…)

НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ

ПО ГРЕБЛЕ, ПО ГРЕБЛЕ, ПО ГРЕБЛЕ
Я ЕХАЛ ПО КРАЮ ЗЕМЛИ.
ОТ ВОДКИ СПЛЕТАЛИСЬ, КАК СТЕБЛИ,
И ПУТАЛИСЬ МЫСЛИ МОИ.

Я ПИЛ ЗА СТАКАНОМ СТАКАНЧИК,
И ЧТО-ТО РОЖДАЛОСЬ ВО МНЕ;
И ВДРУГ ПОДОШЁЛ КО МНЕ МАЛЬЧИК,
С КОТОМКОЙ НА ТОЩЕЙ СПИНЕ.

А НОЧЕНЬКА ШЛА УЖ НА УБЫЛЬ,
АЛЕЛ ОТ РАССВЕТА ВОСТОК.
И Я ПРОТЯНУЛ ЕМУ РУБЛЬ,
ВЕДЬ МАЛЬЧИК ТОТ БЫЛ БЕЗ ПОРТОК!

СТОЯЛ ОН, КАК АНГЕЛ В ПУСТЫНЕ,
А РЯДОМ, В ПОЛОСКУ, ВЕРСТА.
КАК БУДТО ОН ЖИЛ В ПАЛЕСТИНЕ
И ТОЛЬКО ЧТО СЛУШАЛ ХРИСТА!

Я ЕХАЛ В КОЛЯСКЕ, КАК ПОНТИЙ,
СРЕДЬ СТАТУЙ, ДВОРЦОВ, ПЛОЩАДЕЙ.
И СТАРЫЙ МОЙ КУЧЕР ЛЕОНТИЙ
ЛАТЫНЬЮ РУГАЛ ЛОШАДЕЙ.

Я ЕХАЛ ТАКОЙ ЖЕ ПОДДАТЫЙ,
СЛЕГКА СОЧИНЯЛ КОЙ-ЧЕГО.
А СЗАДИ ШЁЛ ЖИД БОРОДАТЫЙ,
НЕ ПОМНЮ, КАК ЗВАЛИ ЕГО.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


и. творожников, бездорожье в тверской губернии
Алексею ТОЛСТОМУ (1817 – 1875)

Своим пророческим стихом
Тревожа сон мужей солидных,
Он сам страдает под ярмом
Противоречий очевидных.

Я. Полонский, (Блажен озлобленный поэт…)

ВИЗИТ ПОЭТА

ПРИШЁЛ, УЖАСЕН И ВЕЛИК,
И ВЫПИЛ ВСЁ ИЗ ОБЩЕЙ ЧАШИ.
НАШЁЛ ЕЩЁ – И В ТОТ ЖЕ МИГ
ИСЧЕЗЛИ ВСЕ ЗАПАСЫ НАШИ.

ПОТОМ ОН ЗАХОТЕЛ ЛЮБВИ, -
НА ШУМ СБЕЖАЛИСЬ НАШИ МУЗЫ, -
ОН ВСЕМ ВОГНАЛ. ВОТ ТАК, УВЫ,
В БИЛЬЯРДЕ ШАР ВГОНЯЮТ В ЛУЗЫ.

ПЫТАЛИСЬ МЫ СЕБЯ СПАСТИ,
МОЛИТВОЙ, ДУХОМ ОТРИЦАНЬЯ, -
НО НАЧАЛ ОН И НАС ЕБСТИ
СО ВСЕЮ СИЛОЙ ПОРИЦАНЬЯ.

А УТРОМ ВЗВИЛСЯ ПЕТУХОМ,
ТАКИМ УВЕРЕННЫМ, СОЛИДНЫМ,
И ВСЕХ ПОКРЫЛ НАС МАТЮГОМ,
СЛЕГКА ПРОРОЧЕСКИ-ОБИДНЫМ.

ПОД ЛОКТЕМ ПОКАЗАЛ «ПРИВЕТ», -
ДИТЯ ОЗЛОБЛЕННОГО ВЕКА, -
И ВЫШЕЛ, КРИКНУВ: «Я ПОЭТ,
ХОТЯ И НРАВСТВЕННЫЙ КАЛЕКА!»

И ДОЛГО, ДОЛГО МУЧИЛ СЛЕД
В ДУШЕ ОСТАВЛЕННЫХ УВЕЧИЙ…
ПОЭТ – И В АФРИКЕ ПОЭТ,
И В ЭТОМ НЕТ ПРОТИВОРЕЧИЙ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


рубенс, вакханалия
Якову ПОЛОНСКОМУ (1819 – 1898)

Как нищий старец изнурён,
Духовной пищи просит он…

Я. Полонский, «Нищий»

БЕЗДУХОВНОСТЬ

О, ЧТО БЫ ЖИЗНЬ МНЕ НИ ПОСЛАЛА,
Я С БЛАГОДАРНОСТЬЮ БЕРУ!
НО ШЛЁТ ОНА БЕЗБОЖНО МАЛО:
ТО БАБ, ТО ВОДКУ, ТО ИКРУ,
ВЧЕРА – СОБРАТЬЕВ ПО ПЕРУ,
СЕГОДНЯ – СТАРУЮ ГИТАРУ…

ЗАЧЕМ, О БОЖЕ, Я ЖИВУ?

ПИШУ БЕЗ ВЕРЫ, ВПОПЫХАХ,
И МУЗУ ГЛУПУЮ, ЧУЖУЮ
ТЕРЗАЮ В ВЫСПРЕННЫХ СТИХАХ,
КАК КУРТИЗАНКУ МОЛОДУЮ,
ОНА ВОПИТ… О БОЖЕ, АХ!
КОЛЕНОМ ДАВИТ, ДАВИТ В ПАХ…

ЗАЧЕМ ВСЁ ЭТО? ТАК, ВПУСТУЮ.

ПОТОМ С УТРА ИДУ В КАБАК,
ВЕСЬ ИЗНУРЁННЫЙ, НИЩИЙ СТАРЕЦ,
И ДУШУ БЕДНУЮ, КАК МАГ,
РАСКРОЮ НАСТЕЖЬ… И МУДАК
ТУДА КРИВОЙ ЗАСУНЕТ ПАЛЕЦ,
И ЗАБУБНИТ, КАК ИНОСТРАНЕЦ…

КАК ЖИТЬ НА СВЕТЕ, БОЖЕ, КАК?!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


франсиско де гойя, идиот
Якову ПОЛОНСКОМУ (1819 – 1898)

Я пришёл к тебе с приветом,
Рассказать, что солнце встало.

А. Фет

ТОЛЬКО ТЫ

Я ПИШУ ТЕБЕ С ОТВЕТОМ,
ЧТО КАССАЦИЯ ЗАСТРЯЛА.
ЧТО НЕ СТАНУ Я ПОЭТОМ
И НЕ БУДЕТ ПЬЕДЕСТАЛА.

РАССКАЗАТЬ, ЧТО ЗЭК ПРОСНУЛСЯ,
И ЧТО ЖИЗНЬ МОЯ ВСЁ КРАШЕ;
ЧТО ВЧЕРА СОСЕД СПОТКНУЛСЯ
С ПЕРЕПОЛНЕННОЙ ПАРАШЕЙ.

ЧТО ТОБОЮ Я ОТРАВЛЕН,
ОКОЛДОВАН Я НАВЕКИ;
ЧТО Я ШКОНОЧКУ ЗАПРАВИЛ,
ЧТО ВОКРУГ ОДНИ ЧУЧМЕКИ.

ЧТО НЕ ПОМНЮ Я ОБИДЫ,
ДРУГ МОЙ МИЛЫЙ, ДРУГ ХОРОШИЙ;
ЧТО ОТ ВШЕЙ ОСТАЛИСЬ ГНИДЫ,
ЧТО ЖИВУ Я ТОЛЬКО ПРОШЛЫМ.

ЧТО СИДИШЬ ТЫ В ЗОНЕ ЖЕНСКОЙ,
Я Ж В ЦЕНТРАЛЕ, В ОДИНОЧКЕ;
ТЫ С СТАТЬЁЙ СВОЕЙ НЕДЕТСКОЙ,
Я – ПОЖИЗНЕННО, БЕССРОЧНО.

ЧТО НЕ СКОРО, НО ПОЛОЖАТ
ДВА ЦЕЛКОВЫХ МНЕ НА ВЕКИ;
ЧТО ТОБОЙ Я ЗАВОРОЖЕН,
ОЧАРОВАН Я НАВЕКИ.

ЧТО ПОМЕРКЛА МОЯ АЛЬФА,
НЕ ВИДНА ОНА В ЦЕНТАВРЕ;
ЧТО НЕ БУДЕТ БОЛЬШЕ КАЙФА,
БУДЕТ КАМЕРА В ЦЕНТРАЛЕ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


art-brut.info, lead me

В жизни крестьянина, ныне свободного,
Бедность, невежество, мрак.
Где же ты, тайна довольства народного?
Ворон в ответ мне прокаркал: «Дурак!»

Н. Некрасов, «Как празднуют трусу»

ЗА НАРОД

БЕДНЫМ ПОМОЧЬ – НУ КАКИЕ ТУТ СЛОЖНОСТИ?
ЛИБО ПАШИ, ЛИБО КУЙ.
ВОТ НАКОВАЛЬНЯ: НО БЕЙ С ОСТОРОЖНОСТЬЮ, -
НЕ ПОПАДИ СЕБЕ В ХУЙ.

ЛУЧШЕ СОВСЕМ ОТОДВИНЬ ЕГО В СТОРОНУ, -
ТЕНИ КРУГОМ, ПОЛУМРАК.
ВСЕМ ДОВЕРЯЙ, НО НЕ ЧЁРНОМУ ВОРОНУ:
ВЫКЛЮЕТ ОЧИ, МУДАК.

КАК СОВЕРШИТЬ НАМ ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ ДЕЛЬНОЕ,
ВСЕМ ЧТОБ ДОСТАЛОСЬ НА КРУГ?
ВОРОН ПРОКАРКАЛ: «ВОЛКИ БЕСПРЕДЕЛЬНЫЕ!» -
И УЛЕТЕЛ В ПЕТЕРБУРГ.

ТАМ ЕГО ВИДЕЛИ: ЧЁРНОГО, ЗЛОБНОГО,
С КЛЮВОМ ГОРБАТЫМ, КАК НОС.
В ЧЁМ ЖЕ ТЫ, ТАЙНА ДОВОЛЬСТВА НАРОДНОГО?
ВОТ СОКРОВЕННЫЙ ВОПРОС!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


пикассо, женщина с вороном
Николаю НЕКРАСОВУ (1821 – 1878)

Ах, далеко за снежным Гималаем
Живёт мой друг.
А я один, и лишь собачим лаем
(Вариант: горячим чаем)
Свой тешу слух
(Вариант: нежу дух).

В. Соловьёв

СОН ОТШЕЛЬНИКА

МНЕ СНИТСЯ СОН: ГДЕ Я - НЕ ЗНАЮ,
КРИЧИТ ПЕТУХ
(ВАРИАНТ: ЗДЕСЬ РУССКИЙ ДУХ).
И ПАХНЕТ ЧЕМ-ТО, НО НЕ РАЕМ
(ВАРИАНТ: ВОКРУГ ОТБРОСОВ ГИМАЛАИ),
ВЕСЬ МИР ПРОТУХ.

Я ЧТО-ТО ТАМ ИЩУ ЛАДОНЬЮ
(ВАРИАНТ: Я ОПЬЯНЁН УЖАСНОЙ ВОНЬЮ),
ТЯНУ К ГУБАМ.
ОНО ГОРЧИТ, КАК БЕЛАДОННА,
НЕ ПО ЗУБАМ!
(ВАРИАНТ: CHERCHEZ LA FEMME).

Я ЗНАЮ, НЫНЧЕ УСПОКОЮ
(ВАРИАНТ: ГОНЮ, КАК ПРЕЖДЕ, С ПЕРЕПОЮ)
Я ГНЁТ ТОСКИ.
И ПОЦЕЛУЯМИ ПОКРОЮ
(ВАРИАНТ: И РАЗВЛЕКУ ПРОСТОЙ ИГРОЮ)
ТВОИ СОСКИ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


ф. буше, закат солнца
Владимиру СОЛОВЬЁВУ (1853 – 1900)

И точно, мне было не больно,
А больно, так разве чуть-чуть,
И всё-таки лучше довольно,
Задуй, пока можно задуть.

И. Анненский, (Я думал, что сердце из камня…)

ЧЕРЕЗ МНОГО ЛЕТ

ЗАДУЙ МНЕ КРАСИВО И ПРАЗДНО,
ПОКА ЕЩЁ МОЖНО ЗАДУТЬ.
А ТО КАК-ТО ВСЁ НЕСУРАЗНО
И ДАЖЕ ОБИДНО ЧУТЬ-ЧУТЬ.

ВЕДЬ ГОДЫ БЕГУТ МОНОТОННО,
ШЕСТОЙ УЖ ДЕСЯТОК ПОШЁЛ.
ПРОШЕДШЕГО ГРУЗ МНОГОТОННЫЙ
ТАК ДАВИТ, ТАК СТРАШНО ТЯЖЁЛ.

ЗАДУЙ МНЕ ХОТЬ РАЗ, КАК ХОТЕЛ ТЫ
В ДАЛЁКИЕ НАШИ ГОДА;
КАК ДЕЛАЛИ ГРЕКИ И КЕЛЬТЫ, -
ТЫ САМ ДОГАДАЛСЯ, КУДА.

ПОКА Я НЕ КРИКНУ: «ДОВОЛЬНО!», -
КАК СЛЕДУЕТ МНЕ ЗАДУВАЙ, -
ПУСТЬ БУДЕТ МНЕ СТРАШНО И БОЛЬНО,
ДАВАЙ, НЕ ТЯНИ, НАЧИНАЙ!

Я ПОМНЮ ВСЕ НАШИ СВИДАНЬЯ,
КАПРИЗНЫЕ ШТУЧКИ МОИ.
ВСЕ ПРОСЬБЫ, МОЛЬБЫ И СТРАДАНЬЯ,
УКОРЫ И МУКИ ТВОИ.

ПОКА Я НЕ КРИКНУ: «ДОВОЛЬНО!», -
КАК СЛЕДУЕТ МНЕ ЗАДУВАЙ, -
ПУСТЬ БУДЕТ МНЕ СТРАШНО И БОЛЬНО,
ДАВАЙ, НЕ ТЯНИ, НАЧИНАЙ!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


э. мунк, крик
Иннокентию АННЕНСКОМУ (1855 – 1909)

Если ж верить тем шёпотам бреда,
Что томят мой постылый покой,
Там тоскует по мне Андромеда
С искалеченной белой рукой.

И. Анненский, (Я на дне…)

ЛЮБОВЬ СТАТУИ

ПОДОЗВАЛА МЕНЯ АНДРОМАХА,
ЗАКАЧАЛСЯ ПОД СТАТУЕЙ ПОЛ:
«ОХ, РАЗБЕЙТЕ МОЙ МРАМОР! С РАЗМАХА
ЗАГОЛИТЕ ПОВЫШЕ ПОДОЛ!

Я ТОСКУЮ НЕ ГОДЫ – СТОЛЕТЬЯ,
И НЕ ЗНАЮ ЛЮБВИ НИКАКОЙ.
ЛИШЬ ТАКОГО, КАК ВЫ, ОТМИНЕТЯ,
ОБРЕТУ ДОЛГОЖДАННЫЙ ПОКОЙ.

Я ПОЧТИ ЧТО УВЕРЕНА В ЭТОМ,
ИБО ЗНАЛА ВСЕГДА С ЮНЫХ ЛЕТ,
ЧТО НИКТО НЕ СРАВНИТСЯ С ПОЭТОМ,
ЛИШЬ ДРУГОЙ, ЗНАМЕНИТЫЙ ПОЭТ.

ВЫ, В РОССИИ, ГОТОВЫ НА ПЛАХУ
ЗА ИДЕЮ ИДТИ БЕЗ ОБИД?
НЕ СПЕШИТЕ! АХИЛЛ ЧЕРЕПАХУ
НЕ ДОГОНИТ, КОЛЬ ЗЕВС НЕ ВЕЛИТ.

ВЫ В МОГИЛЕ ЕЩЁ ПОЛЕЖИТЕ,
СУЕТУ И ПОСПЕШНОСТЬ КЛЯНЯ…
ПОЦЕЛУЙТЕ! РАЗБЕЙТЕ! РАСПНИТЕ!
ПРОБУДИТЕ ОТ СМЕРТИ МЕНЯ!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


ван гог, гипсовый торс
и. анненскому

Как каторжник влечёт оковы за собой,
Так всюду я влачу среди моих скитаний
Весь ад моей души, весь мрак пережитой,
И страх грядущего, и боль воспоминаний…

С. Надсон

СКИТАЛЕЦ

СТРОИЛ Я ПО КИРПИЧУ
ЗАМОК ЧУДНЫЙ, ЗАМОК ДИВНЫЙ
ИЗ СТРАДАНИЙ, БОЛИ СИЛЬНОЙ, -
НА СЕБЕ ЕГО ВЛАЧУ.

НЕТ ИСХОДА ДЛЯ НАРОДА, -
АД И МРАК ПЕРЕЖИТОЙ, -
ВСЁ СМЕШАЛОСЬ В ДОЛЕ ТОЙ:
РАБСТВО, ХАМСТВО И СВОБОДА.

НЕ ЗА НИЩИХ Я СКОРБЛЮ,
НИЩИЙ ВОЛЕН САМ СКУДАТЬСЯ.
СТРАХ И УЖАС ЗА БОГАТСТВО
ВСЕЙ ДУШОЮ Я ТЕРПЛЮ.

ЧТО БОГАТСТВО? СУЕТА.
ТОЛЬКО В ЖИЗНИ ТАК БЫВАЕТ:
ЛЕЧИТ ДУШУ НИЩЕТА,
А БОГАТСТВО УБИВАЕТ.

НЕ ОДИН УМРУ Я, МНОГИХ
КРЮКОМ ТЯНУТ К ПАЛАЧУ.
ЧЕМ Я, ЧЕМ Я ОПЛАЧУ
ЦЕПИ ПРИНЦИПОВ УБОГИХ?

ЖАЛКИЙ, СИРЫЙ И НАГОЙ
СТАНУ Я НА ЭШАФОТЕ…
А ТЕПЕРЬ, МОЙ ДОРОГОЙ,
В ЭТОМ ЗАМКЕ ВЫ ЖИВЁТЕ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


Art-brut.info, необычный дом

Смолкают голоса ликующих гостей,
Бледнеют только что смеявшиеся лица, -
И из полубогов вновь обратясь в людей,
Трепещет Валтасар и молится блудница.

С. Надсон, «Памяти Ф.М. Достоевского»

ВОРОВСКОЙ РАЙ

ГОВОРИЛ МНЕ ДЕРВИШ
МАРАБУТ:
ЕСЛИ МАЗУ ДЕРЖИШЬ –
В РАЙ БЕРУТ.

БУДУТ ТАМ НЕБЕСНЫЕ
РАДОСТИ.
ГОСПОДИ, СПАСИ ТЫ НАС,
И ПРОСТИ.

ВЫШКИ ТАМ, ОХРАННИКИ
И ЗАБОР.
ТАЩАТ ВСЕХ КАРМАННИКОВ
НА КОВЁР.

ЧЕЙ-ТО ГОЛОС СПРАШИВАЕТ:
«ФРАЕР? ВОР?»
ПРОКУРОР ЗАПРАШИВАЕТ
ПРИГОВОР.

ЕСЛИ ЖИЛ ЗАКОННИКОМ,
ВОРОВАЛ,
СТАВЯТ КРЕСТ ПОКОЙНИКУ
И В ПОДВАЛ.

А В ПОДВАЛЕ РАЙСКОЕ
ЗАБЫТЬЁ.
КУШАНЬЯ ХОЗЯЙСКИЕ
И ПИТЬЁ.

ОСТАЛЬНЫМ - НАРУЧНИКИ
И НОРА.
ТАМ МЕНТЫ, ПОДСУЧНИКИ,
ФРАЕРА.

ПЛАЧУТ, БЕСПРИЗОРНЫЕ,
ВОТ ДЕЛА!
ДУШИ ИХ ПОЗОРНЫЕ
И ТЕЛА.

НАШИМ РАЗРЕШАЕТСЯ
ПОСМОТРЕТЬ:
БЬЮТ СЕБЯ, ПЫТАЮТСЯ
УМЕРЕТЬ.

А В ПОДВАЛЕ РАЙСКОЕ
ЗАБЫТЬЁ.
КУШАНЬЯ ХОЗЯЙСКИЕ
И ПИТЬЁ.

НЕТ ТАМ НИ РАЗВОДОВ,
НИ БОЛЬНИЦ.
ДУБАКОВ, УРОДОВ,
ДЕВСТВЕННИЦ.

ЛИШЬ МАРУХИ ЧЕСТНЫЕ
ДА ВОРЫ.
ПАХАНЫ ИЗВЕСТНЫЕ
И БУГРЫ.

НЕТУ ТАМ РЕСНИЧЕК
И ШАРОВ.
ДАЖЕ ПЕРЕКЛИЧЕК
ДЛЯ ВОРОВ.

МОЖНО УСПОКОИТЬСЯ,
КИТОВАТЬ.
НО НЕЛЬЗЯ ТАМ ССОРИТЬСЯ,
ВОРОВАТЬ.

СТАВИТ ЗА ПРОВИННОСТИ
В УГОЛОК
ВЕРТУХАЙ ДВУХКРЫЛИСТЫЙ,
АНГЕЛОК.

ОН ЖЕ КУМ, СМОТРЯЩИЙ,
ЗАМПОЛИТ.
ХОТЬ НЕ НАСТОЯЩИЙ –
НО ВАБЛИТ.

БЬЁТ ЗА ПРЕГРЕШЕНИЯ,
АСМОДЕЙ.
ВСЕХ, БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ,
КАК ЛЮДЕЙ.

В ХАТЕ ЗАПРЕЩАЕТСЯ
В ПОЛ ПЛЕВАТЬ.
ПЛЮНУЛ – ПОЛАГАЕТСЯ
ВЫТИРАТЬ.

ЕСЛИ КТО КРЫСЯТНИЧАЛ
И ВЕРТЕЛ.
ЭТО ТАМ СЧИТАЕТСЯ
БЕСПРЕДЕЛ.

МОЖЕШЬ КРЫТЬ ПРИЯТЕЛЕЙ,
ГНАТЬ ПУРГУ.
НО О БОЖЬЕЙ МАТЕРИ
НИ ГУ-ГУ.

АНГЕЛОК ПРОКОЦАЕТ,
СТУКАНЁТ.
И ДУША ЗАГОЦАЕТ,
ЗАПОЁТ.

СРАЗУ КОРОЛЕВСКУЮ
В ЛОБ ПЕЧАТЬ.
И КОМАНДУ МЕРЗКУЮ:
«ВСЕМ МОЛЧАТЬ».

ТОТ, КТО КАК ЧУГУН В ДЫРЕ,
СТАЛ ЗВОНИТЬ,
БУДЕТ НА ЦУГУНДЕРЕ
МЕСЯЦ ГНИТЬ.

БУДЬ ХОТЬ ВАВИЛОНСКИЙ ЦАРЬ,
ВАЛТАСАР,
ОТВЕЧАТЬ ПРИХОДИТСЯ
ЗА БАЗАР.

ТАК ЧТО СОВЕСТЬ ЧИСТУЮ
НЕ МАРАЙ:
ВЫЙДЕШЬ ПО АМНИСТИИ
ПРЯМО В РАЙ.

ЧЕСТЬ СВОЮ ЗАКОННУЮ
БЕРЕГИ,
И ДУШЕ ЗАКОВАННОЙ
ПОМОГИ.

А НЕ ХОЧШЬ ВЯЩЕГО
В НЕБЕСИ,
РАЯ НАСТОЯЩЕГО
НЕ ПРОСИ.

УМИРАЙ, КАК ЛОШАДИ,
ВСЁ ТЕРПЯ.
ОБОЙДЁТСЯ ГОСПОДИ
БЕЗ ТЕБЯ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


аньоло бранзино, аллегория триумфа венеры
Семёну НАДСОНУ (1862 – 1887)

Там, за душной чертою столичных громад,
На степях светозарной природы,
Звонко птицы поют, и плывёт аромат,
И журчат сладкоструйные воды.

К. Фофанов, «Май»

ВЕЧНАЯ ВЕСНА

ОТ СТОЛИЧНЫХ ДВОРОВ, ПУСТЫРЕЙ И ОГРАД,
ЧТО РАЗРУШИЛИ ЛОНО ПРИРОДЫ,
ИСТЕКАЕТ, СТРУИТСЯ ГУСТОЙ АРОМАТ
И ЖУРЧАЩИЕ СТОЧНЫЕ ВОДЫ.

Я НЕ СПЛЮ, Я КРИЧУ В ТИШИНУ ПЛОЩАДЕЙ,
ХОТЬ И ВЫГЛЯЖУ ПЬЯНЫМ НАХАЛОМ:
«ЭТО МАЙ-БАЛОВНИК, ЭТО МАЙ-ЧАРОДЕЙ
ВЕЕТ СВЕЖИМ СВОИМ ОПАХАЛОМ!»

ВОТ ПОДХОДИТ В МОЛЧАНИИ КУЧКА ЧЕРТЕЙ,
В МОРДУ ТЫЧУТ РАЗБИТЫМ БОКАЛОМ…
ЭТО МАЙ-БАЛОВНИК, ЭТО МАЙ-ЧАРОДЕЙ
ВЕЕТ СВЕЖИМ СВОИМ ОПАХАЛОМ!

В КПЗ Я МАСТЫРКУ ПРОШУ У БЛЯДЕЙ,
ПАХНЕТ ХЛОРКОЙ, ДУХАМИ И КАЛОМ…
ЭТО МАЙ-БАЛОВНИК, ЭТО МАЙ-ЧАРОДЕЙ
ВЕЕТ СВЕЖИМ СВОИМ ОПАХАЛОМ!

БЬЁТ ПОД СЕРДЦЕ, С УХМЫЛКОЙ, ОХРАННИК ЗЛОДЕЙ,
ДЫШИТ ЛУКОМ, СИВУХОЙ И САЛОМ…
ЭТО МАЙ-БАЛОВНИК, ЭТО МАЙ-ЧАРОДЕЙ
ВЕЕТ СВЕЖИМ СВОИМ ОПАХАЛОМ!

ФУЦАН В БЕЛОЙ ГОРЯЧКЕ УВИДЕЛ ЧЕРТЕЙ,
ЗАДУШИЛИ ЕГО ОДЕЯЛОМ…
ЭТО МАЙ-БАЛОВНИК, ЭТО МАЙ-ЧАРОДЕЙ
ВЕЕТ СВЕЖИМ СВОИМ ОПАХАЛОМ!

Я ИЗ ЗОНЫ – В МОСКВУ. ПОСЕТИЛ МАВЗОЛЕЙ,
ГДЕ ЛЕЖАЛ ОН В ТИШИ, ОТДЫХАЛ ОН…
ВДРУГ, ПОДУЛ ВЕТЕРОК – ЭТО МАЙ-ЧАРОДЕЙ
ВЕЯЛ СВЕЖИМ СВОИМ ОПАХАЛОМ.

ГДЕ НАЙДЁШЬ ТЕПЕРЬ ЧЕСТНЫХ, НАДЁЖНЫХ ЛЮДЕЙ,
ЧТОБ ДАВАЛИ СОВЕТ, ПОМОГАЛИ?
НЕТ НИ МЫСЛЕЙ, НИ СЛОВ, НИ КРАСИВЫХ ИДЕЙ,
ТОЛЬКО ВЕТЕР СВИСТИТ В ПОДДУВАЛЕ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


к. маковский, муза
Константину ФОФАНОВУ (1862 – 1911)

Если можешь, пойми. Если хочешь, возьми.
Ты один мне понравился между людьми.

К. Бальмонт, «Русалка»

ФРИГИДНОСТЬ

Я БЫЛА ХОЛОДНА. НЕДОСТУПНА. БЛЕДНА.
НО С ТОБОЙ ХОРОШО, МОЖНО ВЫПИТЬ ДО ДНА.
ТЫ ОДИН МОЖЕШЬ ТАК, СРЕДИ ПРОЧИХ ЛЮДЕЙ.
ВОТ ТЕПЕРЬ НАЧИНАЙ. И БЫСТРЕЙ, И СИЛЬНЕЙ.

ТУТ И ТАМ. И ВОТ ТАК. А ТО Я ИЗВЕЛАСЬ.
НЕТ, НЕ С ТОЙ СТОРОНЫ – ВИДИШЬ, КРОВЬ ЗАПЕКЛАСЬ.
ПОЦЕЛУЙ МЕНЯ ЗДЕСЬ. ТАМ-ТО СМОЖЕТ ЛЮБОЙ.
ТЫ МНЕ НРАВИШЬСЯ ВЕСЬ. ЖАЛЬ, ЧТО ТЫ ГОЛУБОЙ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


б. шпрангер, замерзшая венера
Константину ФОФАНОВУ (1862 – 1911)

С опущенным взором, в пелериночке белой,
Она мимо нас промелькнула несмело…

В. Брюсов, «На бульваре»

БУЛЬВАРНАЯ ИСТОРИЯ

В ПЕЛЕРИНОЧКЕ БЕЛОЙ, С ОПУЩЕННЫМ ВЗОРОМ,
ЕЁ МИМО НАС ПРОНЕСЛИ ПОД ЗАБОРОМ,
И КТО-ТО ЗАПЛАКАЛ, С БЕССИЛЬНЫМ УКОРОМ.

И КТО-ТО ЗАПЛАКАЛ, С БЕССИЛЬНЫМ УКОРОМ.

И КТО-ТО КРИЧАЛ, ЗАБЫВАЯ ВСЕ СТИЛИ:
«ЕЁ ОПУСТИЛИ! ЕЁ ОПУСТИЛИ!»
И МЫ МОЛЧА СТОЯЛИ, И РОБКО ГРУСТИЛИ.

И МЫ МОЛЧА СТОЯЛИ, И РОБКО ГРУСТИЛИ.

ЕЁ ПРОНЕСЛИ, СО СЛЕДАМИ НАСИЛЬЯ,
И МУЧИЛИСЬ ВСЕ ОТ ОБИД И БЕССИЛЬЯ,
И КТО-ТО СКАЗАЛ, ВДОХНОВЕННО, КРАСИВО:

«ВЕДЬ ЭТО РОССИЯ! ВЕДЬ ЭТО РОССИЯ!»

ШУМЕЛА ТОЛПА, ХУЛИГАНЫ СВИСТЕЛИ,
И СЛЁЗЫ КАТИЛИСЬ, И АНГЕЛЫ ПЕЛИ,
И СВЕТ ИЗ-ЗА ТУЧ ДОХОДИЛ ЕЛЕ-ЕЛЕ.

И СВЕТ ИЗ-ЗА ТУЧ ДОХОДИЛ ЕЛЕ-ЕЛЕ.

ЕЁ ПРОНЕСЛИ ВДОЛЬ ТОЛПЫ ОГОЛТЕЛОЙ,
И КТО-ТО КРЕСТИЛСЯ РУКОЙ НЕУМЕЛОЙ
НА ТЕЛО ЕЁ В ПЕЛЕРИНОЧКЕ БЕЛОЙ.

НА ТЕЛО ЕЁ В ПЕЛЕРИНОЧКЕ БЕЛОЙ.

ПОЛИЦИЯ НАС РАЗОЙТИСЬ ПОПРОСИЛА,
И ЧЬЯ-ТО СЕНТЕНЦИЯ ВСЕХ ПОРАЗИЛА:
«ВЫ ЧТО, ВСЁ ПРОСТИЛИ? У ВАС АМНЕЗИЯ?

ВЕДЬ ЭТО РОССИЯ! ВЕДЬ ЭТО РОССИЯ!»

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


ж. фуке, мученичество святой аполлонии
Валерию БРЮСОВУ (1873 – 1924)

Ходил он от дома к дому,
Стучась у чужих дверей,
Со старым дубовым пандури,
С нехитрою песней своей.

И. Джугашвили

А КТО Я?

В КЕРЧИ Я РОДИЛСЯ И РАСЦВЁЛ,
В КЕРЧИ СВОИ КРЫЛЫШКИ ПРОСТЁР.
Я В ОДЕССУ ПЕРЕБРАЛСЯ
И В ОДЕССЕ КАНТОВАЛСЯ,
ЗДЕСЬ ВПЕРВЫЕ ПОНЯЛ, ЧТО Я ВОР.

- Вы знаете, кто я?

ГОП СО СМЫКОМ – ЭТО БУДУ Я,
ВОРОВАТЬ ПРОФЕССИЯ МОЯ.
Я НЕ ВИЖУ В НЕЙ ПАСКУДСТВА,
ТОЛЬКО ЧИСТОЕ ИСКУССТВО, -
ГРАЖДАНЕ, ПОСЛУШАЙТЕ МЕНЯ!

ГОПОМ ОКРЕСТИЛИ МЕНЯ УРКИ,
ЖИГАНЫ, БИНДЮЖНИКИ И МУРКИ.
ЗНАЛ ФУФЛЫЖНИК, ЗНАЛ БАРЫГА,
ЗНАЛ ПОСЛЕДНИЙ ГОРЕМЫКА,
ЧТО Я ДНЯ ПРОЖИТЬ НЕ МОГ БЕЗ СМЫКА.

- А почему?

С ДЕТСТВА Я НА СКРИПОЧКЕ ИГРАЛ,
ПИЛ ВИНО И ЧАСТО ВОРОВАЛ.
НАЗЫВАЛ Я СКРИПКУ СМЫКОМ,
МАКИНТОШ НОСИЛ Я С ШИКОМ,
НИ ТРЕФЕ НЕ КЛАНЯЛСЯ, НИ ШПИКАМ.

- Всё так и было, но:

ТУТ В ОДЕССЕ ПОМЕНЯЛАСЬ ВЛАСТЬ, -
ДАЖЕ ВОРЫ ПОМЕНЯЛИ МАСТЬ.
ФАРМАЗОНЫ И ЩЕЧИЛЫ,
БОСЯКИ И ШТОПОРИЛЫ
НЕ ХОТЕЛИ В ЛАПЫ К НЕЙ ПОПАСТЬ.

- Меня всё же посадили, но:

СЕЛ Я НЕ ЗА КРАЖУ, А ЗА КРИК,
НАДО БЫЛО ПРИДЕРЖАТЬ ЯЗЫК.
В РАСКРАСАВИЦЕ ОДЕССЕ
ВСЕ В КОЗЫРНОМ ИНТЕРЕСЕ,
ВСЕ ПРИВЫКЛИ ВРАТЬ, КАК БЕНЯ КРИГ.

- Всё было очень печально, но:

ТАМ-ТО Я И ВЫУЧИЛ УРОК,
ОЧЕНЬ ВАЖЕН В ЖИЗНИ ПЕРВЫЙ СРОК.
С КЕМ СИДЕЛ, ЗА ЧТО И СКОЛЬКО,
ПОД КЛЮЧИЦЕЙ ЕСТЬ НАКОЛКА, -
ЗНАЧИТ Я НЕ ШТЕМП, НЕ ФРАЕРОК.

- А кто я?

ГОП СО СМЫКОМ – ЭТО БУДУ Я!
ПРОХОЖУ, ЧЕРВОНЦАМИ ЗВЕНЯ.
ПО ПРОФЕССИИ Я СКОКЦЕР,
НО ИГРАТЬ МОГУ, КАК МОЦАРТ,
ГРАЖДАНЕ, ПОСЛУШАЙТЕ МЕНЯ!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


марк шагал, зелёный скрипач
Иосифу ДЖУГАШВИЛИ (1879 – 1953)

Средь каменьев меня затерзали:
Затерзали пророка полей.
Я на кость – полевые скрижали –
Проливаю цветочный елей.

А. Белый, «Полевой пророк»

ЭКСГИБИЦИОНИСТ

СНОВА ГОНИТСЯ С ПАЛКОЙ ПРОХОЖИЙ –
ПРИСЕДАЮ ПОКОРНО В БУРЬЯН.
НЕ ХОЧУ Я С ПОБИТОЮ РОЖЕЙ
ПОПАДАТЬСЯ НА ОЧИ МИРЯН.

ВОТ МОЛОДКИ ОПЯТЬ ЗАВИЗЖАЛИ, -
И ОПЯТЬ Я БЕГУ СРЕДЬ ПОЛЕЙ.
Я КАК КОСТЬ – ПОЛОВЫЕ СКРИЖАЛИ –
ПОКАЗАЛ ИМ ВЧЕРА ИЗ ВЕТВЕЙ.

ПОКАЗАЛ АНОНИМНО, ИЗ КРОНЫ,
ОРГАН ДЕРЗКИЙ, ПРОРОЧЕСКИЙ СЕЙ.
И НА ЗЕМЛЮ СОШЁЛ. БЕЗ КОРОНЫ,
КАК С СИНАЯ СОШЁЛ МОИСЕЙ.

«ВОЗЛЮБИТЕ ВО ИМЯ ИСУСА!» -
И ОПЯТЬ Я ПО ПОЛЮ НЕСУСЬ,
КРОВЬ ПЛЮЮ И НЕ ЧУВСТВУЮ ВКУСА…
НЕ ПРИЕМЛЕТ ПРОРОЧЕСТВА РУСЬ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


рембрандт, моисей со скрижалями
Андрею БЕЛОМУ (1880 – 1934)

Упала оконная рама,
Очнулся – в окне суетня:
Платформа – и толстая дама
Картонками душит меня

А. Белый, «В вагоне»

ПОЕЗД НА ОДЕССУ

ПОЕЗД МЧАЛСЯ ПОД ОДЕССОЙ,
ФРАЕР БЫЛ В КУПЕ С МАРЕССОЙ,
КОНЬЯЧКОМ КУМАРИЛСЯ И ПРЕССОЙ.

ВДРУГ: «О БОЖЕ, НЕУЖЕЛИ
ОКАЗАЛИСЬ МЫ В ТОННЕЛЕ?» -
И ОТКРЫЛИ ДВЕРИ ЕЛЕ-ЕЛЕ.

ТУТ ЗАХОДЯТ: ЧЁРТ МЕНТОВСКИЙ,
ФАРМАЗОН ОДИН КАХОВСКИЙ
И МАРВИХЕР ДЯДЯ СУЛЕЙМАН,

ДВА БРОДЯГИ С ЛАПЕРУЗА,
ВОР ПО КЛИЧКЕ КУКУРУЗА
И БЛАТНЯЧКА ЛЮСЯ-УРАГАН.

И УЖЕ ЗА ПОЛМИНУТЫ
ВСЕ РАЗДЕТЫ И РАЗУТЫ,
И ПРОПАЛИ ЦЕПЬ И ПОРТСИГАР.

ДВЕ КАРТОНКИ С ВЕРХНЕЙ ПОЛКИ,
КОЛЬЦА, БРОШКИ И ЗАКОЛКИ,
ЛИШЬ ОСТАЛСЯ ВИННЫЙ ПЕРЕГАР.

НО ИСЧЕЗЛИ ЧЁРТ МЕНТОВСКИЙ,
ФАРМАЗОН ОДИН КАХОВСКИЙ
И МАРВИХЕР ДЯДЯ СУЛЕЙМАН,
ДВА БРОДЯГИ С ЛАПЕРУЗА,
ВОР ПО КЛИЧКЕ КУКУРУЗА
И БЛАТНЯЧКА ЛЮСЯ-УРАГАН.

НО! ВИДНО ФРАЕР БЫЛ НЕ В ДУХЕ,
ТУТ ТАКОЙ ПОДНЯЛСЯ ШУХЕР:
ПОВЯЗАЛИ ВСЕХ, КОГО НЕ ЛЕНЬ.

НА ПЛАТФОРМУ ИХ СОГНАЛИ
И ВОТ ТАК ОНИ СТОЯЛИ,
В КОТЕЛКАХ НЕМНОЖКО НАБЕКРЕНЬ.

И СКАЗАЛИ ЧЁРТ МЕНТОВСКИЙ,
ФАРМАЗОН ОДИН КАХОВСКИЙ
И МАРВЕХЕР ДЯДЯ СУЛЕЙМАН,
ДВА БРОДЯГИ С ЛАПЕРУЗА,
ВОР ПО КЛИЧКЕ КУКУРУЗА
И БЛАТНЯЧКА ЛЮСЯ-УРАГАН:

«ТЫ БЫ, ГРАЖДАНИН НАЧАЛЬНИК,
ЧУТЬ ПРИКРЫЛ СВОЙ МАТЮГАЛЬНИК, -
НАС НЕ НАДО СТАВИТЬ В ЭТУ ПЬЕСУ.

ШМАСТЬ ПО ПОЕЗДУ ЭКСПРЕССУ
НАМ СВЕТИТЬ БЕЗ ИНТЕРЕСУ,
И ВООБЩЕ МЫ ЕДЕМ НЕ В ОДЕССУ».

И СКАЗАЛИ ЧЁРТ МЕНТОВСКИЙ,
ФАРМАЗОН ОДИН КАХОВСКИЙ
И МАРВИХЕР ДЯДЯ СУЛЕЙМАН,
ДВА БРОДЯГИ С ЛАПЕРУЗА,
ВОР ПО КЛИЧКЕ КУКУРУЗА
И БЛАТНЯЧКА ЛЮСЯ-УРАГАН:

«ЭТУ БЕЛЕНЬКУЮ ЦЫЛЮ,
СЁМУ, ШМУТКИ И БАЦИЛЛУ, -
МЫ НЕ КРАЛИ, БОЖЕ УПАСИ!

ТУТ ОДИН ТАКОЙ ШАТАЛСЯ,
РУКАВАМИ ПРИКРЫВАЛСЯ,
ТЫ ЕГО, НАВЕРНОЕ, СПРОСИ».

ТАК СМЕЯЛИСЬ ЧЁРТ МЕНТОВСКИЙ,
ФАРМАЗОН ОДИН КАХОВСКИЙ
И БЛАТНЯЧКА ЛЮСЯ-УРАГАН,
ДВА БРОДЯГИ С ЛАПЕРУЗА,
ВОР ПО КЛИЧКЕ КУКУРУЗА
И МАРВИХЕР ДЯДЯ СУЛЕЙМАН.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


перов, на железной дороге
а. белому

Мне нынче сорок лет – я нищ и глуп.
В траву
Заройте наспиртованный мой труп.
В ладье
Уже к чертям повёз меня Хирон…
Adieu!

С. Чёрный, «Ночная песня пьяницы»

ДИАЛОГ С ХИРОНОМ

НУ, ЧТО НИ ЖЕСТ – ТО ПАРАЛИЧ,
ПРОХОДИТ ЖИЗНЬ, КАК СОН.
И СО СТЕНЫ ГЛЯДИТ, КАК СЫЧ,
ХИРОН ИЗ ВСЕХ ИКОН.

С ПРИЩУРОМ СМОТРИТ, НАИСКОСЬ,
A DIEUX ТЕБЯ, A DIEUX!
ОСТАЛАСЬ ПАЧКА ПАПИРОС
И РВАНОЕ ШМОТЬЁ.

НУ, ЧТО НИ ЖЕСТ – ТО ПАРАЛИЧ,
ПРОХОДИТ ЖИЗНЬ, КАК СОН.
А СО СТЕНЫ ГЛЯДИТ, КАК СЫЧ,
ХИРОН ИЗ ВСЕХ ИКОН.

Я В ШЕСТЬДЕСЯТ И НИЩ, И ГЛУП,
ЗАТО КУРИЛ ТРАВУ.
И ПИЛ, И В КОРЕНЬ ЗРИЛ, И В ПУП,
И ГРЕЗИЛ НАЯВУ.

ТЕХ, КТО НЕ ПИЛ – КО ВСЕМ ЧЕРТЯМ
УЖЕ ПОВЁЗ ХИРОН.
Я ПОБЕЖАЛ ЗА НИМ, КРЯХТЯ, -
НО ЗНАК МНЕ ПОДАЛ ОН.

МАХНУЛ РУКОЙ: МОЛ, НАГ И СИР,
НЕ ВИДИШЬ САМ, КАКОЙ?
СИДИ И ПЕЙ СВОЙ ELIXIR *, -
И ВНОВЬ МАХНУЛ РУКОЙ.

НУ, ЧТО НИ ЖЕСТ – ТО ПАРАЛИЧ,
ПРОХОДИТ ЖИЗНЬ, КАК СОН.
ГЛЯДИТ В ОКНО РОГАТЫЙ СЫЧ,
БУДЬ ПРОКЛЯТ ТЫ, ХИРОН!


микельанджело буонаротти, страшный суд, фрагмент, хирон
Саше ЧЁРНОМУ (1880 – 1932)

---------
* Эликсир – ар. «аль-иксир» - философский камень; Напиток, способный продлить жизнь или дать вечную молодость.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ

Пётр Великий, Пётр Великий!
Ты один виновней всех:
Для чего на север дикий
Понесло тебя на грех?

С. Чёрный, «Жёлтый дом»

ШИЗОФРЕНИЯ

РУССКОМУ ХОЧЕТСЯ В РАЙ.
КТО ЖЕ НАС ПРИМЕТ В РАЮ?
НОЧЬЮ ПО ТУНДРЕ ШАГАЙ!
СВЕЧКУ ДЕРЖА НА ХУЮ.

ТРОЦКИЙ УСТРОИЛ БАРДАК.
ЛЕНИН РАЗРУШИЛ СТРАНУ.
СТАЛИН САТРАП И ВАХЛАК.
МЫ ПРОИГРАЛИ ВОЙНУ.

НОС ЭТО ХУЙ ЛИЦА.
ХУЙ ЭТО НОС ЖОПЫ.
ПИЗДА ЭТО УЛИЦА,
ГДЕ СЛЫШИТСЯ ЧЕЙ-ТО ТОПОТ.

БРЕЖНЕВ БЫЛ ПОЛНЫЙ МУДАК.
СУСЛОВ - УПРЯМЫЙ ОСЁЛ.
НУ, А ЧЕРНЕНКО НЕ ТАК
САМ СЕБЯ СРАЗУ ПОВЁЛ.

СПАС НАС ТОВАРИЩ АНДРОП,
ВЕРНЫЙ ЧЕКИСТ И ПОЭТ.
МНОГИХ ПРИ ЭТОМ УЁБ,
САМ ЖЕ ПОПАЛ В ЛАЗАРЕТ.

ЛЫСЫЙ НИКИТА ХРУЩЁВ
ДРОВ НАЛОМАЛ ДОХУЯ.
ЛУЧШЕ ВСЕХ БЫЛ ГОРБАЧЁВ,
МЫСЛИЛ ОН ТАК ЖЕ, КАК Я.

ДАЛЬШЕ Я ПЕТЬ НЕ МОГУ.
НАДО ИДТИ НА УКОЛ.
ДОКТОРУ ВЫ НИ ГУ-ГУ:
ПИШЕТ НА НАС ПРОТОКОЛ.

ВЛАСТЬ – ЭТО ХУЙ ОТЦА.
ВЛАСТЬ – ЭТО РОТ ЖОПЫ.
СУДЬБА – ЭТО УЛИЦА,
ГДЕ СЛЫШИТСЯ ЧЕЙ-ТО ШЁПОТ…

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


art-brut.info, the bug sharers

Рифму, рифму! Иссякаю –
К рифме тему сам найду…

С. Чёрный, «Переутомление»

КНИЖНИК

ГОВОРИЛ В ДОМОДЕДОВО
ДРУГ МОЙ, ВЕНИАМИН:
ЗА РЕЛИГИЮ ДЕДОВУ
НАДО ВЫПИТЬ, АМИНЬ!

А КТО НЕ ПИЛ, НУ НИ ГРАММУШКА,
ТОТ ЗАСОХ И ИССЯК.
ПОМОГИ, АВРААМУШКА,
ПОМОГИ, ИССААК!

ВСПОМИНАЛИ ИАКОВА,
ТОТ, ЧТО БЫЛ ИЗРАИЛ.
МНОГО ВИДЕЛ ОН ВСЯКОГО
И ОТ ЭТОГО ПИЛ.

А КТО НЕ ПИЛ, НУ НИ ГРАММУШКА,
ТОТ ЗАСОХ И ИССЯК.
ПОМОГИ, АВРААМУШКА,
ПОМОГИ, ИССААК!

ЖИЛ ИАКОВ У ОЗЕРА
И ДЕТИШЕК ИМЕЛ.
ТОЛЬКО СЫНА ИОСИФА
УБЕРЕЧЬ НЕ СУМЕЛ.

В РАБСТВО ПРОДАЛИ МАЛЬЧИКА;
У БОГАТЫХ ЛЮДЕЙ
ЖИЛ ОН ВРОДЕ ХАНГАЙЧИКА,
ТАК КАК БЫЛ ИУДЕЙ.

И ОТ ГЛАДА СМЕРТЕЛЬНОГО
СТАЛ ОН БРАТЬЕВ СПАСАТЬ.
СПАС ОТЦА ПРЕСТАРЕЛОГО
И НЕСЧАСТНУЮ МАТЬ.

ПОД ЦЕРКОВНЫМИ СВОДАМИ
ОН СМИРЕННО СКАЗАЛ:
ТО НЕ ВЫ МЕНЯ ПРОДАЛИ,
ТАК ВАМ БОГ ПРИКАЗАЛ.

ВСЯ РОДНЯ ХАНААНСКАЯ
ЗАРЫДАЛА ТОГДА.
СТАЛ ОН ПИТЬ, НО ШАМПАНСКОГО
В РОТ НЕ БРАЛ НИКОГДА.

А КТО НЕ ПИЛ, НУ НИ ГРАММУШКА,
ТОТ ЗАСОХ И ИССЯК…
И ПОМОГ АВРААМУШКА,
И ПОМОГ ИССААК.

ГОВОРИЛ В ДОМОДЕДОВО
ДРУГ МОЙ ВЕНИАМИН:
ЗА РЕЛИГИЮ ДЕДОВУ
НАДО ВЫПИТЬ. АМИНЬ!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


д. боутс, встреча авраама и мельхиседека
Саше ЧЁРНОМУ (1880 – 1932)

Одна ли, другая – не всё ли равно ли?
В ладонях утонут зрачки –
Нет Гали, ни Нелли, ни Милы, ни Оли…

С. Чёрный, «Городской романс»

ВСЁ РАВНО

СИЖУ НА ТОЛЧКЕ Я – НЕ ВСЁ ЛИ РАВНО ЛИ?
НА ТО ВЕДЬ ОНИ И ТОЛЧКИ.
Я ЧУВСТВУЮ СТРАХ, НО НЕ ЧУВСТВУЮ БОЛИ, -
ЧТО ВЫЙДЕТ НЕ ВИЖУ, ВИНО ЛИ, ГОВНО ЛИ, -
ДАВНО НЕ НОШУ Я ОЧКИ.

НЕТ ГАЛИ, НИ НЕЛЛИ, НИ ЛИЗЫ, НИ МИЛЫ,
ЛИШЬ ТЁПЛЫЕ ЛАПКИ СКРЕБУТ.
НУ, ЧТО МНЕ ОСТАЛОСЬ? ЛИШЬ ЗАПАХ МОГИЛЫ,
ДА ЭТОТ СТОИЧЕСКИЙ ТРУД.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


в. шульженко, сортир
Саше ЧЁРНОМУ (1880 – 1932)

Но в имени твоём – безмерность,
И рыжий сумрак глаз твоих
Таит змеиную неверность
И ночь преданий грозовых.

А. Блок, (Ушла. Но гиацинты ждали…)

ЦВЕТЫ ЗЛА

МНЕ ИЗМЕНЯЛА ТЫ НАПРАСНО,
И УМ, И ТРЕПЕТНУЮ ПЛОТЬ
ЕЖЕМИНУТНО, ЕЖЕЧАСНО
ИМ ПРЕДЛАГАЯ… ЗРИ, ГОСПОДЬ!

КОНЕЧНО, Я ТЕБЯ НЕ БРОШУ,
КАК ЛИЛИЙ ВЯНУЩИХ БУКЕТ.
ЗМЕЁЙ СВОЮ СМЕНЮ Я КОЖУ
И В НОВОЙ ВЫПОЛЗУ НА СВЕТ.

НО ТАЛИЙ, ПЛЕЧ И ГЕНИТАЛИЙ,
И РЫЖИХ, СО ЗРАЧКАМИ, ГЛАЗ,
И РАЗНЫХ ПРОЧИХ АНОМАЛИЙ
ВКУШАТЬ НЕ БУДУ КАЖДЫЙ РАЗ.

ГОСПОДЬ ИХ ДАЛ НЕ ДЛЯ СОБЛАЗНА, -
НО ПОСЕЛИЛСЯ ЛЮЦИФЕР
В СКОПЛЕНЬЯХ ФОРМ РАЗНООБРАЗНЫХ,
МОРЕЙ, ВУЛКАНОВ, СТРАТОСФЕР.

И, ВМЕСТО ПРОДОЛЖЕНЬЯ РОДА,
МЫ В СЕРНОМ ПЛАМЕНИ ГОРИМ,
СВОЕЮ ВОЛЕЙ И СВОБОДОЙ
КАК МЕЛКИМ МУСОРОМ СОРИМ.

И ВСЁ Ж ПОРОЙ, КОГДА УСЛЫШУ
СОБЛАЗН, ЧУТЬ ВЫСКАЗАННЫЙ ВСЛУХ,
СВОИ ЗАВЕТЫ Я НАРУШУ
И КОЛДОВСТВА ПОРОЧНЫЙ КРУГ.

НЕ БУДУ Я НА ЗОВ ИНСТИНКТА,
НА КАРУ ГОСПОДА ПЕНЯТЬ…
ЛИШЬ ЭТОТ ЗАПАХ ГИАЦИНТА
ДУШОЙ ПОПРОБУЮ ПОНЯТЬ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


Art-brut.info, цветок

Таракан дрова рубил,
Мухе баню затопил.
А мохнатая пчела
Ей мочалку принесла.

К. Чуковский, «Муха в бане»

ФИНСКАЯ БАНЯ

ОДНАЖДЫ С ФЕДЬКОЙ ТАРАКАНОМ,
ИЗВЕСТНЫМ ВОРОМ-УРКАГАНОМ,
ЧТО ВМЕСТО СЕРЬГИ В ЛЕВОМ УХЕ
НОСИЛ ПАТРОН НА ВСЯКИЙ ШУХЕР,

СО СТРЕЛКИ ЕХАЛИ ОБРАТНО,
НО ВДРУГ НАМ СТАЛО НЕПРИЯТНО.
И, ЧТОБ ГДЕ БЫЛО ПОБАЗАРИТЬ,
РЕШИЛИ КОСТОЧКИ ПОПАРИТЬ.

И В ФИНСКОЙ БАНЕ,
ПОД ЛЁГКИЙ ПАР,
ПЕРЕСТАКАНИТЬ
ВЕСЬ НАШ УГАР.

И В ФИНСКОЙ БАНЕ,
ПОД ЛЁГКИЙ ПАР,
ПЕРЕСТАКАНИТЬ
ВЕСЬ НАШ УГАР.

А ПЕРЕД ТЕМ ЗАШЛИ НА ХАТКУ,
С СОБОЮ ВЗЯТЬ ОДНУ МОХНАТКУ.
НО НЕ ДЕШЁВУЮ МАРУХУ,
А В ЦВЕТ РАСКРАШЕННУЮ МУХУ.

КРУТОЮ КРАЛЕЙ
ОНА БЫЛА,
И ВСЕХ НАХАЛЬНЕЙ
СЕБЯ ВЕЛА.

ИЗ ЧЕРНОБУРОК
ГНЕЗДО СВИЛА,
И МНОГО УРОК
С УМА СВЕЛА.

УЖЕ ПОЧТИ ДОШЛИ ДО БАНИ,
И Я, ДУРАК, СПРОСИЛ ПО-ПЬЯНИ:
ЧТО СТОИТ С ВАШЕЙ НОСОПЫРКОЙ
ДУЭТ С ОТСОСОМ И ФУФЫРКОЙ?

ОБИДЕЛ ПТИЧКУ-НЕВЕЛИЧКУ,
ОНА ВЗВИЛАСЬ: САРЫНЬ НА КИЧКУ!
И ФИНСКИМ НОЖИКОМ, ЗАРАЗА,
МЕНЯ СОГНУЛА ЗА ДВА РАЗА.

КРУТОЮ КРАЛЕЙ
ОНА БЫЛА,
НА ЧИКИ-ПИКИ
НАС РАЗВЕЛА.

КАК ШРАЦ ВАБЛИЛА,
НА ПОНТ БРАЛА, -
СЛЕТЕЛИСЬ ЛЮДИ
И МУСОРА.

ПОПАЛ В КИЧМАН Я НА ДВА СРОКА,
ПОШЛА ТЮРЕМНАЯ МОРОКА.
ЛЕЧИЛСЯ ГОД И ПИЛ ЛЕКАРСТВА,
НО ВОТ ЗАКОНЧИЛИСЬ МЫТАРСТВА.

С ВЕСЁЛЫМ ВЗГЛЯДОМ
КУПЛЕТ ПОЮ,
КАК МУХУ ЯДОМ
Я НАПОЮ.

КРУТОЮ КРАЛЕЙ
ОНА БЫЛА,
И ВСЕХ НАХАЛЬНЕЙ
СЕБЯ ВЕЛА.

Я НОЧЬЮ ВЛЕЗ К НЕЙ В ЗАКУТОЧЕК,
ВРУБАЮ СВЕТ И ПАТЕФОНЧИК.
В КРОВАТЬ ПРИСЕЛ НА САМЫЙ КОНЧИК, -
А РЯДОМ С НЕЙ ЛЕЖИТ ЯПОНЧИК!

КРУТОЮ КРАЛЕЙ
ОНА БЫЛА.
И ВСЕХ НАХАЛЬНЕЙ
СЕБЯ ВЕЛА.

А Я МУРАША,
Я МУРАВЕЙ…
ПРОСТИ, НАТАША,
ТЫ ВСЕХ МИЛЕЙ!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


а. ванн дейк, сусанна и старцы
Корнею ЧУКОВСКОМУ (1882 – 1969)

Взял барашек
Карандашик,
Взял и написал:
«Я – Бебека,
Я – Мемека,
Я медведя забодал!»

К. Чуковский, «Бебека»

К НАШИМ БАРАНАМ

У БЕБЕКИ
ДВА МЕМЕКИ,
МЕЖДУ НИМИ КАРАНДАШ.
ИМ ОН ПИШЕТ СМЕХУЕКИ
ДЛЯ ДЕТИШЕК И МАМАШ.

В БАНЕ МЫЛИСЬ ТРИ МЕДВЕДЯ,
МЛАДШИЙ МОЛВИЛ: «ДЯДЯ ФЕДЯ,
ВЕДЬ БЕБЕКА МОЛОДЕЦ,
НЕ ПРИДЁТ ЛИ К НАМ ПИСЕЦ?»

РАЗБЕЖАЛИСЯ ЗВЕРЮГИ,
ЛИЖУТ ЛАПУ НА ДОСУГЕ,
ОБСУЖДАЮТ МОЛОДЦА:
«ГОПЦА-ДРИЦА, ЦА-ЦА!»

А МЕМЕКИ, А МЕМЕКИ
ЗАЗВЕНЕЛИ У БЕБЕКИ,
РИФМЫ КАПАЮТ С КОНЦА:
«ЛАМЦА-ДРИЦА, ЦА-ЦА!
ЛАМЦА-ДРИЦА, ЦА-ЦА!»

БОЖЕ ПРАВЫЙ, ЧЕЛОВЕКИ…

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


Art-brut.info, writing about butterflies

Лук упал из рук упавном,
Прорицает тишина…

В. Хлебников, (Немь лукает луком нёмным…)

НОВАЯ ЗАРЯ

ЛУКОМ ЛУЧИТ ПЕРЕГАРНОСТЬ
В ЗАПЕРДЕЛЬНОСТИ СТИХА.
РИФМЫ НЁБНОЙ ЗАКРИЧАЛЬНОСТЬ
ОНЕМЕЛА И ТИХА.

ЗАБУБЁННОСТЬ – СТОГ У ЯМЫ,
ЯМЫ ПРОКЛЯТОЙ ДУШИ.
СТО ПОЭТОВ СТА ХУЯМИ
СУДЬБЫ МЕРЯЮТ В ТИШИ.

ПТИЧКА СИРИН, ВСЯ В УПАВНОМ,
ПРОРИЦАЕТ ИЗ ОВНА,
И, СОЗНАВШИСЬ В САМОМ ГЛАВНОМ,
УЛЕТАЕТ ПРОЧЬ ОНА.

ИЗ БОЛОТА ШЛЮТ ПРИВЕТЫ
ВУРДАЛАКАМ УПЫРИ.
НОЧИ ДЕЛАЮТ МИНЕТЫ –
КАК ЗАЛУПЫ – ФОНАРИ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


васнецов, гамаюн
Велимиру ХЛЕБНИКОВУ (1885 – 1922)

Я переплыл залив Судака,
Я сел на дикого коня.
Я воскликнул:
России нет, не стало больше,
Её раздел, рассёк как Польшу,
И люди ужаснулись.

В. Хлебников

ПЕСНЯ ЭМИГРАНТА

ОН ПЕРЕПЛЫЛ ЗАЛИВ СУДАКА,
ВСКОЧИЛ НА РЕЗВОГО КОНЯ.
ВОСКЛИКНУЛ: ЧТО Ж, ВЕЗИ МУДАКА,
ВЕЗИ МЕНЯ, МОЯ КОНЯКА!
РОССИЯ ХВАТИТСЯ МЕНЯ.

- ИДИ СЮДА! – НО НЕТУ БОЛЬШЕ
В РОССИИ СЛАВНОГО ПЕВЦА.
Я ГДЕ-ТО ТАМ. В ЕВРОПЕ, В ПОЛЬШЕ,
И, ЧТО ВСЕГО НА СВЕТЕ ГОРШЕ,
С ПОХМЕЛЬЯ ХОЧЕТСЯ ПИВЦА.

А КТО Я? ГАБСБУРГ, ГОГЕНЦОЛЛЕРН?
ПОДИ МЕНЯ ТАМ КТО-ТО ЖДЁТ?
Я ОБЕЗВОЖЕН, ОБЕЗДОЛЕН,
В БОЛЬНИЦЕ ЧЕМ-ТО ОБУКОЛЕН
И СБРУЯ ЯЙЦА СИЛЬНО ЖМЁТ.

Я ЖИЛ, КАК БОГ, ПО-ФЕНЕ БОТАЛ.
НУ, ЧТО С ТОГО, ЧТО ЗАНЕМОГ?
ЧТО ПЯТЫЙ ДЕНЬ ПОНОС И РВОТА,
ЧТО ТРЕТИЙ СРОК Я ЗАРАБОТАЛ
И ЭТА СБРУЯ МЕЖДУ НОГ?

ВЕРНУТЬСЯ НАДО! ПИВА ХОЦЦА!
ЕВРОП НЕ НАДО МНЕ И СБРУЙ.
КАК ГОВОРИТСЯ, ИЗ КОЛОДЦА
КТО НЕ ПЛЕВАЛ – ВСЕГДА НАПЬЁТСЯ:
ВЕРНИСЬ В РОССИЮ, СТАРЫЙ ХУЙ!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


скифский всадник, музейный экспонат
Велимиру ХЛЕБНИКОВУ (1885 – 1922)

Вдруг, не стерпя счастливой муки,
Лелея наш святой союз,
Я сам себе целую руки,
Сам на себя не нагляжусь.

В. Ходасевич, «К Психее»

РАЗВЕ ЭТО СОСУД?

СОСУД НЕПРОЧНЫЙ, НЕКРАСИВЫЙ,
НО – ОГЛЯНИСЬ ВОКРУГ СЕБЯ –
КТО ЭТОТ ЮНОША СЧАСТЛИВЫЙ,
ЧТО В ЖОПУ ПРОБУЕТ ТЕБЯ?

УЖЕЛЬ ТЫ САМ? ТОГДА НАПРАСНО
ТЫ БЕРЕЖЁШЬ ЕГО, СОСУД.
ВСЁ, ЧТО ВМЕСТИЛ ОН, ДАЙ НЕСЧАСТНЫМ!
ПУСТЬ ЛЮДИ ТОЖЕ ПОСОСУТ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


караваджо, юноша укушенный ящерицей
Владиславу ХОДАСЕВИЧУ (1886 – 1939)

Он сокрушает скалы,
Пристанище акул…
Мы молоды и алы
За изгородью дул!

Н. Клюев, «Гимн великой Красной Армии»

КОММУНАРЫ

МЫ ТРЕПЕТНЫ И ЮНЫ,
КАК ВЕШНИЕ ДОЖДИ.
МЫ ЧИСТИЛИ ГАЛЬЮНЫ,
НО НАС ВЕЛИ ВОЖДИ.

ИЗ ДУЛА БУДЕШЬ, МАНЯ?
- ОСТАВЬ И МНЕ, ФЕДУЛ!
В КОММУНЫ КРАСНОЙ ЗНАМЯ
НАМ ВЕТЕР СВЕЖИЙ ДУЛ.

- СОЗРЕЛИ ДЛЯ МИНЕТА?
ТОГДА ПОКРЕПЧЕ СТОЙ:
ДА ЗДРАВСТВУЮТ СОВЕТЫ,
СОЦИАЛИЗМА СТРОЙ!

МЫ ТЕРПИМ. СВОДИТ СКУЛЫ.
И В ГОРЛЕ ТАК ПЕРШИТ.
ПРОКЛЯТЫЕ АКУЛЫ
ХОТЯТ НАС СОКРУШИТЬ.

КОЛЕБЛЕТСЯ КОММУНЫ
ФЛАГШТОК ТУДА-СЮДА.
НЕ ОБОРВУТСЯ СТРУНЫ
ПЕВУЧЕГО ТРУДА!

МЕТАЛЛ ЗУБНЫХ КОРОНОК
КТО С НАМИ НЕ СЖИМАЛ?
РАБОЧЕЙ ОБОРОНЫ
БУРЛИЛ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВАЛ.

НАС ВСЕХ НЕ ПЕРЕСИЛИТЬ,
КОНЕЦ ПРИДЁТ ДВОРЦАМ…
МЫ ВСЁ ЖЕ ОТКУСИЛИ –
ЦВЕТЫ И ЧЕСТЬ БОРЦАМ!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


Art-brut.info, секрет

Человек ходил на четырёх,
Но его понятливые внуки
Отказались от передних ног,
Постепенно превратив их в руки.

С. Маршак

ЗАДНИЕ РУКИ

ЧЕЛОВЕК ПОЛЗЁТ НА ЧЕТЫРЁХ,
СКОЛЬКО В НЁМ НЕВЫСКАЗАННОЙ МУКИ!
КРОВЬ ПОШЛА ИЗ-ПОД ПЕРЕДНИХ НОГ,
ЗАДНИЕ – ПОЛОЩАТСЯ, КАК РУКИ.

ЗАДНИМИ РУКАМИ ОБНИМАЛ,
ЗЕМЛЮ РЫЛ И МОРДЫ БИЛ НА ТАНЦАХ.
РИСОВАЛ И ДАЖЕ ВЫТИРАЛ…
ЧТОБ НЕ ПРИНИМАЛИ ЗА ЗАСРАНЦА.

ГОВОРЯТ: «ОН СПИТ БЕЗ ЗАДНИХ НОГ», -
ЭТО ЗНАЧИТ: «С ЗАДНИМИ РУКАМИ».
ЖАЛЬ, ЧТО ОТКАЗАТЬСЯ ОН НЕ СМОГ
ОТ СВОЕЙ ТЕТРАДОЧКИ С СТИХАМИ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


аrt-brut.info, свобода

Всё равно от меня не скроешься,
Я до ног твоих сердце высучу.

Н. Асеев, (Если ночь все тревоги вызвездит…)

ОТ МЕНЯ НЕ УЙДЁШЬ!

БОЖЕ МОЙ! ИСТЛЕВАЕТ МЫСЛЬ ВЕЗДЕ,
КАК В РОМАНЕ НАИВНОМ САРТРОВСКОМ,
БУДТО ВСЕ НАШИ ЧУВСТВА ИЗВЕСТЬЮ
ИСЧЕРТИЛИ МЫ НОЧКОЙ МАРТОВСКОЙ.

НЕ ЩАДЯ СЕБЯ, СЕРДЦЕ ССУЧИВАЛ,
ВСЁ ГУБАМИ ВОДЯ ПО ПИЗДЕ.
ВЕСЬ ВАГОН НАДО МНОЙ ПОДШУЧИВАЛ, -
ОКАЗАЛОСЬ, МЫ ЕДЕМ В ПОЕЗДЕ.

ОКАЗАЛОСЬ, ПОДУШКИ ГРЯЗНЫЕ,
И ОСТАЛИСЬ ВОПРОСЫ ПРАЗДНЫЕ.
МЫ НАВЕКИ С ТОБОЮ СВЯЗАНЫ,
ТОЛЬКО ЕДЕМ В СТОРОНЫ РАЗНЫЕ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


аrt-brut.info, мужчина и женщина

Он отделился и привстал,
Кистями капелек повисши,
На палец, на два от листа,
На полтора – от корневища.

Б. Пастернак, «Ландыши»

СУХОЙ ДОЖДЬ

ОНИ РАЗБУХЛИ, КАК СОСКИ,
ИХ ЛУЧШЕ ТРОГАТЬ ПАЛЬЦЕМ СНИЗУ:
ЦВЕТУЩИХ ЛАНДЫШЕЙ РОСТКИ
МЕНЯ СКЛОНЯЮТ К ОНАНИЗМУ.

ВВЕРХУ РАЗМЕРЧИК - ЧЕСТНЫЙ НОЛЬ,
А НИЖЕ… НИЖЕ – БОЖЕ ПРАВЫЙ –
НЕ СЫПЬ ТЫ МНЕ НА РАНЫ СОЛЬ,
НЕ ИЗДЕВАЙСЯ ДЛЯ ЗАБАВЫ.

ТАМ ДВА, ТАМ ТРИ; А, МОЖЕТ, ПЯТЬ!
РИСУНОК КРУГЛОГО БОКАЛА.
ОХ, КАК ИХ ХОЧЕТСЯ ИЗМЯТЬ,
КОСНУТЬСЯ ЧУДНОГО ЛЕКАЛА!

ТУТ ДАЖЕ КАРАНДАШ ПРИВСТАЛ,
ПОКА ПИСАЛ Я ИМ, ПОВИСШИМ;
НА ПАЛЕЦ, НА ДВА ОТ ЛИСТА,
НА ПОЛТОРА – ОТ КОРНЕВИЩА.

ШУРША НЕСЛЫШНО, КАК ПАРЧА,
СПЕША МЕНЯЮ Я ПЕРЧАТКИ…
БОЮСЬ, ЧТО В ЛАЙКОВЫХ ДРОЧА,
НА НИХ ОСТАВЛЮ ОТПЕЧАТКИ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


с. парфенюк, ландыши
Борису ПАСТЕРНАКУ (1890 – 1960)

Людоед у джентльмена
Неприличное отгрыз.

Н. Заболоцкий, (Меркнут знаки зодиака…)

ЗНАК БОЖИЙ

ЧТО СТОИШЬ ТЫ, КАК ДУБИНА,
ЧТО ТЫ ВЫНУЛ, ДЖЕНТЛЬМЕН?
НЕ ПУГАЙ ТЫ ГРАЖДАНИНА,
А НЕ ТО ОТКУСИТ ЧЛЕН.

ЗВУКИ СЛЫШАТСЯ СОПРАНО,
ТЯНУТ, ТЯНУТ БРИТАНЦА.
ОН СУЧИТ НОГАМИ СТРАННО
И СМЕЁТСЯ БЕЗ КОНЦА.

ВЫШЕЛ МЕСЯЦ ИЗ ТУМАНА,
КАК СИРОТКА СИР И НАГ.
ВЫНУЛ ЧТО-ТО ИЗ КАРМАНА –
РАЗВЕРНУЛ ЕГО, КАК ФЛАГ.

ЧЕРТИ, АНГЕЛЫ, ПОЭТЫ,
КОЛДУНЫ И ЗЛОЙ МЕРТВЕЦ, -
НАТЯНУЛИ ШТУКУ ЭТУ
И РАСПРАВИЛИ КОНЕЦ.

ПОП ПОСЛАЛ НА КРЫШУ ДЬЯКА,
ТОТ ЗАБРАЛСЯ НА ЧЕРДАК
И, МЕЖ ЗНАКОВ ЗОДИАКА,
УВИДАЛ ТОТ САМЫЙ ЗНАК!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


к. малевич, англичанин в москве
н.заболоцкому

Облетают последние маки,
Журавли улетают, трубя,
И природа в болезненном мраке
Не похожа сама на себя.

Н. Заболоцкий

ОТРЕЗАЛ ГОЛОВКУ

ДУШИ КРАСНЫМ ЦВЕТУТ, СЛОВНО МАКИ,
ЛЕПЕСТКИ ОБЛЕТАЮТ, СКОРБЯ.
НО, ПАРШИВЕЙ БЕЗДОМНОЙ СОБАКИ,
ОБРАЗ В ЗЕРКАЛЕ ВИЖУ – СЕБЯ.

СНЫ МОИ, СЛОВНО ЛЕЗВИЯ НОЖНИЦ,
ОТРЕЗАЮТ ГОЛОВКУ ДУШИ,
ЧТОБ ОДНОЙ ПОДАРИТЬ ИЗ НАЛОЖНИЦ
МНОГОЖЁНЦА ПОЭТА-ПАШИ.

НУ, А ЕЙ НАПЛЕВАТЬ НА СТРАДАНЬЯ
И СТИХОВ ТЕХ КРОВАВЫЙ УЗОР:
ЧУТЬ ВДОХНЁТ И ЗАДЕРЖИТ ДЫХАНЬЕ,
И ЗАБРОСИТ ЕЁ ЗА ЗАБОР.

НИ ПРИ ЧЁМ ТУТ УЩЕРБНЫЕ ГЕНЫ,
НИ ПРИ ЧЁМ ТУТ ТУРГЕНЕВ С МУМУ.
НЕТ НА СВЕТЕ ПЕЧАЛЬНЕЕ СЦЕНЫ,
ЧЕМ ОТРЕЗАТЬ СЕБЕ САМОМУ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


ван гог, автопортрет с отрезанным ухом и трубкой
заболоцкому

Ветер бьётся под кудлатой,
Под астральной бородой,
Пахнет ландышем и мятой,
Дышит классовой борьбой.

М. Светлов, «Призрак бродит по Европе»

НАГРАДЫ И СТЕПЕНИ

А ЗА ЧТО, СКАЖИТЕ, БЛЯДИ,
НАШИ СЁСТРЫ ВО ХРИСТЕ,
ВАС ПРЕДСТАВИЛИ К НАГРАДЕ –
ПЕРВОЙ СТЕПЕНИ ПИЗДЕ?

И, ПО ВАШИМ ВИЖУ МОРДАМ,
ВСЁ УДАЧНО СДЕЛАЛ БОГ:
ОХ, И НРАВИТСЯ ВАМ ОРДЕН,
КРАСНОВАТЫЙ, МЕЖДУ НОГ.

ОН ШЕВЕЛИТСЯ ВО МРАКЕ,
МАНИТ ХУЯ УДАЛЬЦА.
ТАК ЗАЯДЛЫЕ РЫБАКИ
ЛОВЯТ РЫБУ НА ЖИВЦА.

ОН ВЛЕЧЁТ К СЕБЕ, КАК РОЗА,
НО ИСХОД ВСЕГДА ПЛОХОЙ:
СМЕРТЬ, КУТУЗКА ИЛИ ДОЗА
С ОКРОВАВЛЕННОЙ ИГЛОЙ.

Я ИЩУ В КУДРЯВОЙ РОЩЕ,
НА ОПУШКЕ ПОД ГОРОЙ:
НЕТ ЛИ ТАМ ЧЕГО ПОПРОЩЕ,
СКАЖЕМ, СТЕПЕНИ ВТОРОЙ?

НУ, НЕ ОРДЕН, ТАК МЕДАЛЬКУ,
ПОКРАСИВЕЙ, ПОБЛАТНЕЙ.
ТУ, ЧТО ДАРЯТ ЭКСТРЕМАЛКАМ
ЗА КАКОЙ-НИБУДЬ БОБСЛЕЙ.

ВДРУГ НАДУЛАСЬ, ЗАПОТЕЛА
И РАЗДВИНУЛАСЬ ГОРА.
ВОТ ТЕПЕРЬ - ДРУГОЕ ДЕЛО,
ВЕСЕЛЕЙ ПОШЛА ИГРА!

ПТИЧКИ ПЕЛИ, ЩЕБЕТАЛИ,
КАК НА ДУДОЧКЕ ОРФЕЙ…
НЕ НАШЁЛ Я ТОЙ МЕДАЛИ,
НО ДОМОЙ ПРИНЁС ТРОФЕЙ!

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


эгон шиле, сидящая обнажённая
м.светлову

Красотой меня не мучай!
Не лишай меня свободы
Я тебе не гад ползучий,
Я совсем другой породы.

И. Уткин, «Стихи красивой женщине»

ГИМН КРАСОТЕ

УБИВАЕШЬ ГОЛЫМ ЗАДОМ,
УБИВАЕШЬ ГОЛОЙ ГРУДЬЮ, -
КАК ШРАПНЕЛЬЮ, КАК СНАРЯДОМ,
ЗАЛПОМ ТЫСЯЧИ ОРУДИЙ.

ПОТЕРЯЛА СТЫД И РАЗУМ,
ПОСМОТРИ, ВЕДЬ ГИБНУТ ЛЮДИ!
КРАСОТА ТВОЯ – ЗАРАЗА,
КАК ТРЁХСТОПНЫЙ ТРЯХОМУДИЙ.

КРАСОТУ ТЫ, КАК УВЕЧЬЕ,
ЛУЧШЕ СПРЯЧЬ В ДРУГОЕ МЕСТО,
ГДЕ ПОЭТЫ, КАК ИЗВЕСТНО,
ИЩУТ ДУШУ ЧЕЛОВЕЧЬЮ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


рубенс, туалет венеры
уткину

Одна – из меченых и ражих,
Другая – краденая, знать,
Татарская княжна да блядь…

П. Васильев, «Тройка»

ХМЕЛЬНАЯ – РАЗГУЛЬНАЯ

КТО БЛЯДЬ ЗАПРЯГ В ЛИХУЮ ТРОЙКУ?
КТО В КРАСНЫЙ ВСЕХ СОГНУЛ КАЛАЧ?
КТО НАШУ ТАНЮ ТЯНЕТ В КОЙКУ
И ПОЧЕМУ НЕ ТОНЕТ МЯЧ?

ВОПРОСЫ ДИКИЕ, КАК БРЕДНИ,
НО С КАЖДЫМ ГОДОМ ВСЁ ЯСНЕЙ:
КОГО НАКРОЕТ ТАЗОМ МЕДНЫМ,
И ЧЬИ ТО РУКИ В МИГ ПОСЛЕДНИЙ
С ЦЕПИ СПУСКАЮТ КОБЕЛЕЙ.

ВЗБЕСИЛИСЬ КОНИ. ЛАЮТ СУКИ.
ЗА ЧТО?! ОТВЕТИТЬ НЕ БЕРУСЬ.
ЗАТО ПОСКАЧЕМ МЫ БЕЗ СКУКИ!..
КУДА ТЫ СКАЧЕШЬ, ТРОЙКА-РУСЬ?

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


в. орловский, ямщик, не гони лошадей
Павлу ВАСИЛЬЕВУ (1910 – 1937)

Тихо скатясь с горы крутой,
день проплывёт, освещая кущи:
красный,
оранжевый,
золотой,
синенький,
синеватый,
синющий.

Я. Смеляков, «Крымские краски»

ПАЛЛИТРА

ВЕСЬ СИНЮШНЫЙ ЗААЛЕЛ ЗАКАТ,
СТАЛО ВИДНО ТО, ЧЕМУ НАЗВАНЬЯ НЕТУ.
ЕСТЬ В КРЫМУ СИНЮЩИЙ ВИНОГРАД,
ВИНА ИЗ НЕГО СОВСЕМ ДРУГОГО ЦВЕТУ.

ПЬЁШЬ ИХ, ПЬЁШЬ – И СНОВА КАК ЖИВОЙ,
ЗАГОРЕЛЫЙ, СТРОЙНЫЙ, ВСЕМОГУЩИЙ.
А ВЕДЬ БЫЛ С БОЛЬНОЮ ГОЛОВОЙ,
БЛЕДНЫЙ, СИНЕВАТЫЙ… И НЕПЬЮЩИЙ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


иванов, аппиева дорога при закате солнца
Ярославу СМЕЛЯКОВУ (1912 – 1972)

Но давайте, давайте, давайте
Не размазывать о судьбе…

Б. Слуцкому, (Мягко спали и сладко ели…)

МЕЛЬ

ВЫ НЕ МОРЩТЕСЬ, РАЗМАЗЫВАЯ,
ПОСОЛИТЬ ЕГО ТРЕБУЯ,
И ПОВИДЛОМ ЕГО НАЗЫВАЯ, -
ВЕДЬ В ФАРВАТЕРЕ ТРИ БУЯ!

ТРИ БУЯ, ТРИ БУЯ В ФАРВАТЕРЕ,
А СУДЁНЫШКО СЕЛО НА МЕЛЬ.
И СБЕЖАЛИ К ЕБЕНЕ МАТЕРИ
ПАССАЖИРЫ В РЕЧНОЙ ОТЕЛЬ.

ВИДНО, ЭТО СУДЬБА, ПАССАЖИРЫ,
ОКАЗАТЬСЯ ВОТ ТАК НА МЕЛИ.
НЕ В ТОМ СМЫСЛЕ, ЧТО ВЫ ТРАНЖИРЫ,
А ЧТО БУЙ РАЗГЛЯДЕТЬ НЕ СМОГЛИ.

ТРИ БУЯ, ТРИ БУЯ В ФАРВАТЕРЕ,
А СУДЁНЫШКО СЕЛО НА МЕЛЬ.
И СБЕЖАЛИ К ЕБЕНЕ МАТЕРИ
ПАССАЖИРЫ В РЕЧНОЙ ОТЕЛЬ.

НЕ ДОПИЛИ И НЕ ДОЕЛИ,
ВПЕРЕДИ – ДОЛГОВАЯ ТЮРЬМА.
СНОВА ПОВАР СДЕЛАЛ КОКТЕЙЛИ,
И ОПЯТЬ НЕ ХВАТИЛО ДЕРЬМА.

ТРИ БУЯ, ТРИ БУЯ В ФАРВАТЕРЕ,
А СУДЁНЫШКО СЕЛО НА МЕЛЬ.
И СБЕЖАЛИ К ЕБЕНЕ МАТЕРИ
ПАССАЖИРЫ В РЕЧНОЙ ОТЕЛЬ.

ВСЕ ПОДОХНЕМ С ТАКИМ ПИТАНИЕМ, -
МОЛЧА МОЮ ПОСУДУ Я.
РАЗОБРАТЬСЯ БЫ С КАПИТАНОМ:
ЭТО ОН НЕ ЗАМЕТИЛ БУЯ!

ТРИ БУЯ, ЦЕЛЫХ ТРИ В ФАРВАТЕРЕ,
А СУДЁНЫШКО СЕЛО НА МЕЛЬ…
ВСЯ РОССИЯ, К ЕБЕНЕ МАТЕРИ,
ПРЕВРАТИЛАСЬ В СПЛОШНОЙ БОРДЕЛЬ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


э. уильям, удовольствие от плавания на яхте
Борису СЛУЦКОМУ (1919 – 1986)

Какой уже год получаю
Я этот привет из роз.
И задаю вопрос:
- Кто же их, кто принёс? –
Но так ещё и не знаю.

Э. Асадов, «Белые розы»

БЕЛАЯ РОМАНТИК

ПИТЬ НАДО МЕНЬШЕ, НО ЧАЩЕ, -
НЕ ПОКРАСНЕЕТ НОС.
ЕЩЁ: ОГУРЦОМ ХРУСТЯЩИМ,
ЖЕЛАТЕЛЬНО НЕ ВЧЕРАШНИМ,
ЗАКУСЫВАТЬ НАДО В МОРОЗ.

НЕ ВОДКА ГУБИТ, А ХАВКА;
НЕ ЦВЕЙГ, А ПАПАША ФРЕЙД.
ЕЩЁ БЕДОЛАГА КАФКА,
ДА СТАРЫЙ ТОПОР ПОД ЛАВКОЙ, -
ТОЖЕ НАНОСЯТ НАМ ВРЕД.

ЩЁКИ ПРИПУДРЕНЫ МЕЛОМ, -
КТО ЭТО? ЧЬЯ-ТО ЖЕНА?
С РОЗАМИ, В ПЛАТЬИЦЕ БЕЛОМ,
ДЕВУШКА С ВЗГЛЯДОМ НЕСМЕЛЫМ… TREMENS ЗОВЁТСЯ ОНА.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


аrt-brut.info, в белом платье

Гудок трикратно ухает вдали,
Отрывистый, чудно касаясь слуха.
Чем нас влекут речные корабли,
В сырой ночи тревожа сердце глухо?

К. Ваншенкин

ГУДКИ ЛЮБВИ

ОСОБЫЙ СЧЁТ В ЛЮБВИ У КОРАБЛЯ,
И ЭТО ВРЯД ЛИ ТОЛКОМ ОБЪЯСНИМО.
КАК В РУССКОМ ЯЗЫКЕ АРТИКЛЬ «БЛЯ»
И С ЛОКТЕВЫМ СУСТАВОМ ПАНТОМИМА.

ЧТО НАС К ТАКОЙ ОБЫЧНОСТИ ВЛЕЧЁТ?
В СЫРОЙ НОЧИ ХОТЬ ФИЛИНОМ ТЫ УХАЙ, -
ПУСТЫ БУТЫЛКИ. БОЛЬШЕ НЕ ТЕЧЁТ
ИЗ НИХ ВИНО, КАК ТЫ ИХ ТАМ НЕ НЮХАЙ.

ЗНАЙ, КОРАБЛИ НЕ МОГУТ БЕЗ ЛЮБВИ,
КАК БЕЗ ВИНА НЕ МОГУТ ЧАСТО ЛЮДИ.
ПОСУДИНОЙ ЗОВУТСЯ КОРАБЛИ,
А ЛЮДИ ИЩУТ ИСТИНУ В ПОСУДЕ.

ПОПРОБУЙ-КА, СРАВНИ: КОРАБЛЬ И Я.
ЧТО ОБЩЕГО У НАС, И ЧТО РАЗЛИЧНО?
КОРАБЛЬ ГУДИТ. А Я СТОЮ, БЛЮЯ,
И НА ВЕСЬ МИР РУГАЮСЬ НЕПРИЛИЧНО.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


айвазовский, морской берег
к.ваншенкину

Им так хотелось быть! Быть может,
Нам тоже…. От натуги дни
Краснели, корчились…. Одни
Ушли, другие тоже
Ушли

Д. Пригов, (Пришли, как все приходят, злые…)

БЕЗ НАЗВАНИЯ

ДРУЗЬЯ УСТАЛИ, ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ НАЗВАНИВАЯ,
ЧТОБЫ УЗНАТЬ, ЖИВОЙ ЛИ Я ВООБЩЕ.
ПИШУ СТИХОТВОРЕНЬЕ БЕЗ НАЗВАНИЯ,
КАК В ЮНОСТИ, О СМЕРТИ И ДУШЕ.

СОБЫТЬЯ ЖИЗНИ УЗЕЛКАМИ СВЯЗЫВАЯ,
БЕГУТ ВОСПОМИНАНЬЯ ЧЕРЕДОЙ.
И КТО-ТО, ЗА ОКОШКОМ ХУЙ ПОКАЗЫВАЯ,
СМЕЁТСЯ, ПОТРЯСАЯ БОРОДОЙ.

КОНЕЧНО, ОН ОБЛИЧИЯ НЕ АНГЕЛЬСКОГО,
А В ДЕМОНА МНЕ ВЕРИТСЯ С ТРУДОМ.
ПОХОЖ, СКОРЕЕ, НА ПОПА АРХАНГЕЛЬСКОГО,
КОТОРОГО НЕ ПРИМУТ И В ДУРДОМ.

ЗАЧЕМ ПОКАЗЫВАТЬ? ИЗ ПЛАТЬЯ ПОЛУНИЩЕНСКОГО
ТОРЧИТ ОН, КАК ОГАРОЧЕК СВЕЧНОЙ.
И ТАК ТОСКЛИВО ОТ СТИХА КЛАДБИЩЕНСКОГО,
И ОТ ТРЕВОЖНОЙ ТЕМЕНИ НОЧНОЙ.

ДА, НИЧЕГО НЕ СОЗДАЛ Я ПОРЯДОЧНОГО
И ВРЯД ЛИ МНЕ ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ УСПЕТЬ.
И ЖЕСТА ГЛУПОГО, СМЕШНОГО И ЗАГАДОЧНОГО,
ТЕМ БОЛЕЕ, СТИХАМИ НЕ ВОСПЕТЬ.

Я ЗНАЮ ТОЧНО, ДЕНЬ ТОТ БУДЕТ ПЯТНИЦЕЙ,
КОГДА МЕНЯ ХИРУРГИ НЕ СПАСУТ.
И ЧУВСТВУЮ ВСЕЙ КОЖЕЮ И ЗАДНИЦЕЙ,
КАК ГРОБ МОЙ К КРЕМАТОРИЮ НЕСУТ.

НИ ЗНАНИЯ, НИ ЗВАНЬЯ, НИ ПРИЗНАНИЯ
Я НЕ ОБРЁЛ, КОЧУЯ НАЛЕГКЕ.
ОДНО ЛИШЬ СОЧИНЕНЬЕ БЕЗ НАЗВАНИЯ
ОСТАНЕТСЯ ЛЕЖАТЬ В ЧЕРНОВИКЕ.

И НИ К ЧЕМУ ТАКОМУ НЕ ОБЯЗЫВАЯ,
ПЫЛИТЬСЯ БУДУТ СТРОЧКИ ПОД СУКНОМ,
КАК ПЬЯНЫЙ МУЖИЧОНКА, ХУЙ ПОКАЗЫВАЯ,
ПУГАЛ ПРОХОЖИХ НОЧЬЮ, ЗА ОКНОМ.

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


суриков, юродивый на коленях
д.пригову

Я невидимку заметил – то ангела волос!
Я потаимку услышал – то ангела голос!
---------
Обнял обоих и молвил во славу Свою:
- Скоро вы будете вместе со мною в Раю.

Ю. Кузнецов, «Сошествие в ад»

В РАЮ

МЫ ЖИВЁМ В РАЮ,
СЛЕВА НЕ КРАЮ,
И НАМ АНГЕЛ НАПЕВАЕТ
ПЕСЕНКУ СВОЮ.

ВИТАМИНЫ Ю,
ВИТАМИНЫ Ю,
ОТЧЕГО МНЕ НЕ ХВАТАЕТ
ВИТАМИНОВ Ю?

ОН ЖИВЁТ, ХА-ХА,
ВОВСЕ БЕЗ ГРЕХА,
ТОЛЬКО КРЫЛЬЯ РАСПРАВЛЯЕТ
ВРОДЕ ПЕТУХА.

ВИТАМИНЫ Х,
ВИТАМИНЫ Х,
ОТЧЕГО МНЕ НЕ ХВАТАЕТ
ВИТАМИНОВ Х?

ВСЁ КАК В САН-ТРОПЕ,
СПИТ НА КАНАПЕ,
И НЕ ОЧЕНЬ ДОВЕРЯЕТ
ВСЯКОЙ ШАНТРАПЕ.

ВИТАМИНЫ П,
ВИТАМИНЫ П,
ОТЧЕГО МНЕ НЕ ХВАТАЕТ
ВИТАМИНОВ П?

СКУЧНОЕ ЖИТЬЁ,
СОН И ЗАБЫТЬЁ,
ТОЛЬКО АНГЕЛЫ ЛЕТАЮТ,
СЛОВНО ВОРОНЬЁ.

ВИТАМИНЫ Ё,
ВИТАМИНЫ Ё,
ОТЧЕГО МНЕ НЕ ХВАТАЕТ
ВИТАМИНОВ Ё?

© AЛЕКСАНДР ЗАЕЦЪ


последователь и. босха, ангел, ведущий душу в ад
Ю.Кузнецову